Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

ЧеширКо

Рад приветствовать вас на своей странице!

Здравствуйте, друзья!
Я рад видеть вас на своей официальной странице!



Ниже я немного расскажу о себе, своем творчестве, напишу где еще можно меня найти, а также научу ориентироваться среди вороха своих рассказов и дневников.

Всем, кому интересна эта информация, раскройте полностью пост. Если же вы уже ознакомились с ней, то для вашего удобства ниже размещены несколько кнопок, разбитых по тематикам, с помощью которых можно легко ориентироваться на странице.














Моя группа ВКонтакте:
https://vk.com/gruppa_cheshirko

Мой сайт:
http://cheshirko.com

Collapse )
ЧеширКо

Тонкая невидимая грань



- А все же мне их жалко, - произнес Дик, молодой парень, недавно закончивший медицинский колледж и сейчас проходивший стажировку в окружной психиатрической больнице.
- Так пойди и пожалей, - усмехнулся Терри, тридцатипятилетний санитар с холодным взглядом исподлобья и опущенным уголком нижней губы, - когда кто-нибудь из них в очередной раз сходит под себя, разрешаю тебе лично подтереть ему попку.

Дик поморщился и снова принялся разглядывать пациентов, находившихся в палате, пока его напарник осматривал прикроватные тумбочки.
- Причем здесь это? - снова обратился он к Терри. - Я просто хотел сказать, что эти люди достойны хотя бы минимального сочувствия. Что бы там ни произошло в их жизни, потерять разум - это самое жестокое наказание для любого человека.
- А кто тебе сказал, что эти ублюдки лишены разума? - захлопнув дверцу очередной тумбочки, выкрикнул Терри, абсолютно не волнуясь о том, что их разговор слышат пациенты, молчаливой и угрюмой толпой выстроившиеся у стены. - Дик, запомни. Каждый первый из этого сброда - симулянт. Каждый из этих уродов совершил преступление, но чтобы не гнить в тюрьме, они решают изображать из себя психов. О какой жалости ты говоришь, Дик? Наша с тобой задача - сделать так, чтобы они тысячу раз пожалели о том, что когда-то в их тупые головы пришла мысль о том, что принудительное лечение лучше тюремного срока.
- Да с чего ты взял? - развел руками стажер. - Почему ты думаешь, что среди них не может быть людей, потерявших разум? Не подумай, что я хочу оправдать их преступления. Совсем нет. Я просто хотел сказать, что стать сумасшедшим это... Это хуже всего на свете, Терри. Это ужасно. Я понимаю, что каждый из них совершил преступление, но я же живой человек! Я смотрю на них и вижу, что они наказаны самой жестокой карой, которую только можно представить. Вот поэтому я и испытываю такие эмоции.

Collapse )
ЧеширКо

Вальс



- Потанцуешь со мной?
Девушка кокетливо опустила ресницы, а по ее лицу пробежала легкая улыбка, которая тут же сменилась вопросительным взглядом голубых глаз.
- Да я... я как-то не очень-то и умею.
Леха стоял у стены, подпирая ее спиной и засунув руки в карманы.
- Не бойся, я научу, - иронично хмыкнула девушка и протянула руку парню.

Леха был высоким крепким парнем и на него часто засматривались девчонки, о чем-то перешептываясь за его спиной, когда он проходил мимо них. Конечно же, он замечал их внимание, но, как это часто бывает, по складу своего характера он был очень застенчивым и скромным молодым человеком и всегда стеснялся подойти к девушкам, и первым начать разговор. Они же, в свою очередь, обычно ждали первых шагов от него и, не дождавшись, знакомились не с такими привлекательными, но зато гораздо более решительными парнями. Именно поэтому Леха так растерялся, когда увидел перед собой эту голубоглазую красотку.

- Ну что, идем? - захлопала она ресницами.
- А это что за... танец? - выдал Леха первый вопрос, который пришел ему в голову.
Красотка заливисто рассмеялась.
- Это так важно? - спросила она.
- Ну... Просто интересно, - нерешительно переступил он с ноги на ногу.
- Это вальс. Самый красивый танец в мире. И очень простой. Пойдем, не бойся.

Collapse )
ЧеширКо

Сумасшедший

- Здравствуй, Лёша.
Доктор вошел в палату и приветливо улыбнулся пациенту.
- Здравствуйте, - обрадовался молодой человек, сидящий на краешке койки, - а как вас зовут? А где дядя Коля?
- У Николая Ивановича сегодня выходной. А меня зовут Григорий Павлович. Он попросил меня сегодня подменить его и поговорить с тобой.
- А мы с дядей Колей тоже разговариваем.
Доктор кивнул и улыбнулся.
- Как себя чувствуешь? Можно я присяду?
- Конечно, конечно, - засуетился парень и, зачем-то вскочив с кровати, снова сел обратно, - чувствую себя хорошо, спасибо. А когда меня отпустят домой?
- Лёша, - вкрадчивым голосом произнес врач, - тебя никто не держит, просто у тебя очень необычное... эм... мышление. Нам оно очень нравится, поэтому мы и разговариваем с тобой. Нам бы хотелось узнать побольше твоих мыслей.
- А, ну тогда хорошо, - закивал пациент, - о чем сегодня будем разговаривать?
Доктор достал из папки чистый лист бумаги и написал вверху страницы сегодняшнюю дату. Затем внимательно посмотрел на Алексея.
Collapse )
ЧеширКо

Нежить

Виктор Сергеевич Сухопаров проснулся в отличном настроении, но как только он открыл глаза, сразу понял - что-то не так.
- Люд, Люда! - ощупывая себя с ног до головы и стараясь не поддаться наступающей панике, зашептал он.
- А?
Его супруга, Людмила Игоревна, перевернулась на другой бок и, прищурившись от яркого света утреннего солнца, взглянула на мужа.
- Кажись помер я, - выдохнул Виктор и уставился на нее обреченным взглядом.
- Дурак что ли?
- Может и дурак. Но теперь еще и мертвый.
Людмила приподнялась, оперевшись на локоть, и широко зевнула.
- Ты мне сначала сапоги зимние купи как обещал, а потом и помирай. Ишь ты, хитрый какой...
Она свесила ноги с кровати, пытаясь нащупать ими тапочки, а ее ладонь случайно задела плечо Виктора. Людмила вздрогнула и замерла.
- Ты чего холодный такой?
- Говорю же - помер я. Чего непонятного?
- Да как же это? - Людмила сидела на краю кровати и хлопала округлившимися глазами, осматривая бездыханное тело своего мужа.
- Сам не знаю, - пожал тот плечами, - проснулся, а сердце не бьется, дышать не хочется. Ты, наверное, сходи за врачом нашим, может я еще не до конца умер.
Людмила наконец-то вскочила с кровати и, наспех одевшись, бросилась к входной двери.

Collapse )
ЧеширКо

Всё будет хорошо

Хруст сухой ветки под своей ногой Ванька даже не услышал. Просто весь мир разом перевернулся и завертелся в его глазах цветным калейдоскопом, а через секунду разлетелся на миллионы ярких звездочек, которые тут же собрались воедино в левой руке чуть выше локтя.
- Ай... - Ванька схватился за поврежденную руку и тут же взвыл от боли.
- Ваня! - его подружка Сашка тут же метнулась к мальчику и с разбега упала перед ним на колени, - больно?
- Нет, блин, приятно! - морщась и поскуливая, выдавил из себя он.
Сашка протянула ладонь и аккуратно коснулась плеча Ваньки.
- Да убери! - неожиданно жестко выкрикнул он, сверкнув глазами, - больно же! Не трогай меня!
Ваньке было вдвойне обидно. Во-первых, судя по всему, он сломал руку и ближайший месяц проведет не самым интересным образом, терпя насмешки друзей над неминуемым гипсом. Во-вторых, он сам, по собственной воле полез на это дерево, желая продемонстрировать Сашке всю свою ловкость, силу и молодецкую удаль. И если с первой причиной своей обиды еще можно было смириться, то вторая просто выводила его из себя. Мало того, что он опозорился перед этой девчонкой, так она теперь еще и пытается его пожалеть! Ну уж нет... Вскочив на ноги и придерживая повисшую как плеть руку, Ванька решительным шагом направился в сторону больницы.
Collapse )
ЧеширКо

Труба

- Что здесь у вас?
Молодой сержант полиции вышел из служебного автомобиля и подошел к небольшой группе людей, столпившейся у проходной городской котельной.
- Да псих какой-то пытался на территорию пробраться, - ответил один из зевак, одетый в синюю спецовку и, судя по принту на спине - работник предприятия.
Сержант нахмурился.
- Ну и вызвали бы скорую, чего нам-то звонили?
- Может пожарных еще вызвать? - огрызнулся работник, - у нас объект режимный вообще-то, а тут какой-то сумасшедший у проходной. Кричит что-то, камнями бросается через забор... Кого нам вызывать?
- Да скорую тоже вызвали, - вклинился в разговор еще один работник, - видно же, что не в себе дед.
- Дед? - сержант покачал головой и тяжело вздохнул, - ладно, где этот ваш террорист?
- Да вон, на скамейке сидит у проходной. Еле угомонили его.

Collapse )
ЧеширКо

Цилиндры



- Как ваши дела, Виктор Степанович? - доктор вошел в палату районной больницы и, подойдя к койке, принялся раскладывать на столике шприцы и ампулы с лекарствами, - как самочувствие?
Старик открыл глаза и устало улыбнулся.
- Чувствую себя цилиндром, Лёша.
- Каким еще цилиндром? - удивленно вскинул брови доктор.
- Обыкновенным таким цилиндром, - тяжело вздохнул Виктор Степанович, - глупым старым цилиндром.
Доктор внимательно всмотрелся в глаза старика, но, убедившись, что он находится в сознании и не бредит, снова занялся своим занятием - распаковыванием шприцов и вскрытием ампул.

Виктор Степанович был уже старым человеком, к тому же, неизлечимо больным. Это понимал и врач Алексей, и он сам. Они оба прекрасно осознавали, что старику осталось жить на этом свете считанные дни, но старательно избегали этой темы в разговорах. Во время ежедневных процедур, они частенько беседовали и обсуждали самые разные вопросы. Бывало, что даже ожесточенно спорили, доказывая друг другу свою точку зрения.
Виктор Степанович был прекрасным рассказчиком и бывало, что Алексея, заслушавшегося его историями, возвращали в реальность медсестры, разыскивающие его по всему отделению. Алексей, сам того не замечая, привязался к этому доброму и жизнерадостному старичку, поэтому даже уколы приходил делать сам. К тому же, он знал, что у старика совсем не осталось родных. Жена умерла еще лет семь назад, сын уехал на заработки в другую страну, да так и пропал - ни слуху, ни духу. Изредка к нему приходила его двоюродная сестра, но она уже и сама с трудом передвигалась в силу своего возраста, поэтому ее визиты становились все реже и реже.

Collapse )
ЧеширКо

Мерзкая семейка

Серое небо, затянутое низкими облаками, равнодушно смотрело на толпу людей, собравшихся под ним и продолжающих стекаться со всех сторон, образуя круг, в центре которого на деревянном помосте стоял гроб. В нем лежала древняя высохшая старуха. Ее шея и тело были покрыты черными гниющими пятнами, руки были скрючены в неестественных положениях, на лицо же было страшно смотреть. Как будто это было и не лицо совсем, а страшная маска, нарисованная руками безумного художника. Рот был открыт, показывая небу гниющие осколки нескольких зубов. Широко распахнутые глаза смотрели вверх двумя отражениями абсолютной тьмы, не выражая ничего, кроме безумия и ненависти.

Первым на помост поднялся мужчина. Он был одет в классический костюм, его глаза скрывались за темными очками, а кисти рук плотно покрывали черные перчатки.
- Братья, сестры, - обратился он к притихшей толпе, - сегодня мы прощаемся с великим представителем нашего рода. Она всегда служила нам примером. Все мы без исключения равнялись на нее, все мы хотели быть на нее похожи. Так случилось, что усопшая - мать моей супруги, поэтому я давно был с ней знаком. Я всегда преклонялся перед ее мужеством, мудростью и невероятной целеустремленностью, - он перевел дыхание и обвел взглядом толпу, - ее убили. Убили подло, жестоко и...

Collapse )
ЧеширКо

Защитник Сказочных Душ 10



Солнце уже взошло, а лес снова наполнился уже привычным многоголосьем. Но чем ближе путники подходили к цели своего путешествия, тем тише становился лес. Уже к полудню совсем затих звонкий щебет птиц и даже ветер, негромко разговаривающий с окружающим миром своим тихим шепотом листьев, как будто замолчал, с удивлением рассматривая двух смельчаков, рискнувших потревожить покой великого Индрик-Зверя.

Рельеф становился все более неровным, и болотнику с девочкой практически все время приходилось идти в гору. Алиса стала быстро уставать, то и дело останавливаясь, чтобы передохнуть. За время путешествия ее волосы растрепались, руки и лицо были исцарапаны колючими ветками, а платье после ночевки на куче листьев совсем потеряло свою белизну. Но она держалась стойко. Не совсем еще понимая, как и чем именно она сможет помочь своему новому другу, а вместе с ним и всем, кто остался там, в двух сказочных царствах.

Борислав стал еще более молчалив. Он шел, погруженный в свои тяжелые думы, то и дело оглядываясь на Алису. Было заметно, что его терзала и не давала покоя какая-то мысль. Она не выходила из его головы, каждую секунду напоминая о себе. Он уже не гнал ее от себя, он уже смирился с ней, но от этого ему не становилось легче. Только тяжелее.

Collapse )