August 25th, 2020

ЧеширКо

На краю света



Федор Земляничкин был счастливо женат уже почти четверть века. По крайней мере, так говорила его супруга Валерия Павловна Земляничкина, в девичестве - Грушина. Бывает, нальет Федору борща в тарелку, сядет за стол напротив, подопрет подбородок кулачком и смотрит как муж, похрюкивая, уплетает борщ за обе щеки.
- Счастливый ты человек, Федя, - покачивая головой, произнесет Валерия Павловна. - Всё у тебя есть: жена-красавица, хозяюшка, повариха, прачка, уборщица, швея, нянька, в конце концов. Всё у тебя есть, только у меня ничего нет!
В этот момент она обычно делала паузу, чтобы смахнуть с щеки слезу, а после продолжала:
- А помнишь, как ты мне перед свадьбой клялся, что всё у нас с тобой будет? Что буду как сыр в масле кататься? Что на край света меня увезешь? Помнишь? И где же это всё?
Федор в этот момент обычно давился борщом и начинал кашлять, задыхаясь. Валерия Павловна вставала из-за стола, подходила к супругу и со всей своей любовью начинала дубасить его кулаком по спине. Когда приступ кашля отступал, Федор поднимал красные от натуги глаза и с благодарностью смотрел на жену.
- Вот видишь? - вздыхала она. - Что бы ты без меня делал? Помер бы уже давно.
- Спасибо... - шептал Федя, вздыхал и снова склонялся над тарелкой. Но ел уже с осторожностью, тщательно прожевывая картошку и капусту. А Валерия Павловна, сделав неопределенный жест рукой, обозначающий всю бренность ее существования, удалялась в комнату для просмотра сериала, в котором люди жили счастливо и всё у них было хорошо.

Земляничкин работал научным сотрудником в НИИ, полное название которого не могли запомнить даже сами работники. Пять раз в неделю Федор ходил одной и той же дорогой из дома на работу, и, соответственно, столько же раз с работы домой. Он знал каждую кочку, каждую трещинку на асфальте, каждую ямку. Скорее всего, завяжи ему глаза, он бы прошел по этому маршруту, ни разу не споткнувшись. Но в тот день что-то с самого утра пошло не так.

Collapse )