cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Categories:

Котлован



Я не помню, когда он появился. По моим воспоминаниям он был всегда. Большая квадратная яма глубиной метра в три и стороной около тридцати метров. Когда-то его вырыли для того, чтобы построить дом или какой-нибудь магазин, но, как это часто и бывало в 90-х, на этом строительство и завершилось. Первое время Котлован был просто уродливой ямой на пустыре, со всех сторон окружённый панельными девятиэтажками.

_ _ _
Котлован смотрел на дома вокруг себя и представлял, каким будет тот дом, который очень скоро вырастет на его месте. Ему хотелось, чтобы он был выше и красивее других, чтобы люди, живущие в нём, чувствовали себя дома. Ведь это очень важное чувство – ощущать себя дома. Не каждое жилище способно дать это ощущение человеку. «Скоро построят, скоро», – скрипел он соседним девятиэтажкам, когда те снисходительно поглядывали на него десятками своих глаз-окон. Он еще не знал, какая удивительная судьба его ждет.
_ _ _

Конечно же, в глазах мам многих детей, Котлован был местом крайне опасным – с его края можно было соскользнуть и сломать себе ногу или руку, да и к тому же вымазаться в грязи с ног до головы. Поэтому, отпуская своих детей гулять, мамы ко всем прочим родительским указаниям стали машинально добавлять фразу: «На котлован не ходить». Естественно, никого это не останавливало и поглазеть на большую яму, а также побросать камешки с её края, ходили все дети ближайших домов. Впрочем, бросание камней было единственным развлечением, которое мог обеспечить Котлован, поэтому дети быстро потеряли к нему интерес.

Так прошло несколько лет. Жители окрестных домов уже привыкли к Котловану и перестали воспринимать эту деталь рельефа, как нечто чуждое. Он вошел в их жизнь и стал хоть и не особо привлекательной, но все же неотъемлемой её частью. Людям в те времена было не до красоты за окнами, поэтому никто не интересовался ни судьбой дома, который почему-то не строился, ни судьбой самой ямы – есть и есть, что с неё взять? Не закапывать же. К тому же, за это время края ямы осыпались и стали более пологими. Мамы уже не так переживали за конечности своих детей, да и дети уже давно потеряли интерес к яме.

_ _ _
Котлован уже совсем потерял надежду. Он смотрел на свои осыпавшиеся края, на которых не осталось и следа от зубцов ковша экскаватора, которыми он так гордился, и думал о том, что его мечте, наверное, не суждено сбыться. Никакого дома здесь не будет и никаких людей он никогда не сделает счастливыми. Котлован уже ничего не говорил соседним домам, да и они потеряли к нему всяческий интерес.
_ _ _

Но всё изменилось в один миг, который превратил эту яму в сакральное место для детей целого района. Я не знаю, кому пришла в голову эта идея, но она была просто блестящей. В одну из снежных зим на одном из склонов Котлована появился аттракцион. Кто-то из взрослых, а может и сами дети, пролили склон водой, превратив его в ледяную горку. Новость быстро разошлась по району и уже на следующий день на Котловане собрался десяток детей с санями и кусками линолеума. Еще через день, для того, чтобы прокатиться с горки, нужно было отстоять довольно длинную очередь, а уже через месяц Котлован превратился в место поклонения всего района.

Каждый день, с утра до вечера, это место было наполнено детскими смехом, визгом и криками. Да что там детскими... Сюда приходили и взрослые со своими детьми, чтобы, пользуясь случаем, прокатиться с горок, которых к тому времени стало уже много. Все четыре склона Котлована были утрамбованы и обкатаны. В виду того, что края ямы осыпались неравномерно, образовались несколько видов горок – две ледяные, одна из которых была с так называемым «трамплином» – выступающим бугром-кочкой в середине пути (опытные «котлованщики» знали, что с нее лучше не скатываться на санях, так как приземление после взлета на трамплине может быть очень болезненным, и со злорадным ожиданием наблюдали за новичками, все же решившихся на такой трюк), семь или восемь снежных, отличающихся друг от друга длиной трассы и крутизной спуска, а также Царь-Горка – извилистая ледяная трасса-желоб, пересекающая Котлован по диагонали, от угла к углу.

Естественно, пути всех горок встречались в центре Котлована, где зачастую происходили массовые свалки и кучи-малы. Конечно же, случались и травмы – нет ничего приятного в том, чтобы оказаться на пути какого-нибудь малыша на алюминиевых санях, который, может и знает, как тормозить, но от страха и восторга, вцепившись в сани, только и может, что беззвучно открывать рот и пучить глаза, глядя исключительно прямо перед собой. Это было больно, но это же было и весело.

Пик посещаемости Котлована приходился на послеобеденное время, когда школьники возвращались с уроков и тут же мчались к своему любимому месту отдыха. Что творилось здесь по выходным, сложно даже представить. Котлован был не просто аттракционом, он был сакральным, лобным местом, где подростки общались, решали свои невероятно важные вопросы, обзаводились новыми знакомствами, зарабатывали авторитет среди сверстников, выполняя какие-то сложные трюки или спасая кого-нибудь от столкновения в центре ямы. Здесь кипела жизнь. С утра и до самой ночи.

_ _ _
Котлован разбудил шум. Он очнулся от мёртвого сна и непонимающе осмотрелся вокруг. Сначала он ничего не понял – какие-то крики и визги сливались в гул. Неужели его мечта все же сбылась и он проспал строительство дома? Нет, над ним не было ничего, кроме зимнего неба. Но вокруг было много людей, и все они были чем-то заняты. Некоторое время он наблюдал за происходящим, а затем всё понял. Осознание того, что его превратили в аттракцион, сначала повергло его в шок, земляное сердце заныло от тоски. Но вот он услышал смех. Да, это точно был смех, да какой – детский! Кажется, эти дети были счастливы. И Котлован принял свою судьбу. Принял её не с сожалением, а с радостью. Его мечта всё же сбылась, хоть и не так он её себе представлял.
_ _ _

Котлован находился всего в пяти минутах ходьбы от дома моих родителей. Конечно же, я со своим старшим братом был в числе завсегдатаев Котлована. К тому времени на смену санкам пришли короткие пластиковые лыжи, заполонившие все магазины. Они стоили недорого, поэтому были практически у всех котлованщиков-подростков. Тем не менее, мы всё же с завистью поглядывали на двоих обладателей саней с рулями. Естественно, они не давали никому прокатиться на них, потому что: «Руль погнешь, мама меня убьет».

Синяки, ушибы, ссадины – все это игнорировалось молодыми организмами, ведь заживало все очень быстро, да и не стоят внимания эти мелочи, когда на кону сложный прыжок на трамплине, особенно если на Котловане есть девочки, перед которыми, конечно же, нужно выпендриться, а в идеале – поймать восхищённый взгляд, когда трюк удался именно так, как и было задумано.

Весной, когда таял снег, котлован превращался в небольшое озерцо, которое иногда покрывалось коркой льда в случае возвращения морозов. Народу становилось меньше, но развлечения находились и в это время года. Например, нужно было пробежать через весь Котлован по льду и постараться не провалиться по колено под лёд. Не всем это удавалось и неудачники под общий смех брели домой получать нагоняй от родителей. Летом и осенью жизнь на Котловане замирала. Он зарастал травой и, кажется, засыпал до следующего снега, когда он снова станет центром мироздания для сотен маленьких людей.

Однажды летним утром в его центре появилась сгоревшая искорёженная машина. Не знаю, как она туда попала, но её никто не стал убирать и машина так и осталась там гнить. Есть категория людей, которые если видят мусор, лежащий на земле, то обязательно добавят свой. Такие люди нашлись и для Котлована. Через некоторое время к останкам автомобиля добавился сломанный советский холодильник, затем покрышка от грузовика, а потом кто-то выбросил в него несколько мешков строительного мусора. Если бы это произошло зимой, то Котлован тут же очистили бы совместными усилиями взрослых и детей, но было лето и никому не было никакого дела до Котлована. А к тому времени, когда выпал снег, его дно уже покрылось толстым слоем самого разнообразного мусора. Ни о каких горках не могло быть и речи.

_ _ _
Котлован всю зиму ждал детей, но никого не было. Он не понимал, что произошло. Ведь всё было так хорошо – люди приходили к нему за счастьем, а сейчас никого нет. Он посмотрел на себя и почувствовал отвращение – то там, то тут торчали куски арматуры, повсюду валялись битое стекло и куски бетона, а в самом центре, как монумент быстротечности всякой радости, возвышалась гниющая груда металла. «Что ж, это было счастливое время. Жаль, что оно закончилось», – скрипнул Котлован и забылся в липком сне.
_ _ _

Я помню, как спустя несколько лет оказался у Котлована. Мне было лет шестнадцать, может немного меньше. У меня были уже совсем другие интересы и его судьба меня не волновала. Была весна, я шёл по своим делам мимо и вдруг решил подойти к его краю. Котлован представлял собой жалкое зрелище – его края сгладились, на дне стояла талая вода, в которой плавал какой-то мусор. Видимо, периодически его пытались чистить, но этого хватало ненадолго. В сознании людей он уже превратился в бесплатную свалку, куда всегда можно было сбросить какой-нибудь габаритный ненужный хлам.

Я стоял на его краю и мне казалось, что я стою на границе своего детства, которое со временем точно так же заполнится самым разнообразным хламом взрослой жизни. Безудержный восторг от всего нового, заливистый беспричинный смех, беззаботное состояние души, полная свобода и осознание этой свободы – всё это останется там, в прошлом. И вроде бы не будет ничего сложного в том, чтобы сохранить это в себе, но до этого никому не будет никакого дела. Если не сам, то найдутся те, кто первым бросит в чистую детскую душу первый пакет с мусором.

Я прощался с Котлованом и со своим детством. Почему-то сейчас мне кажется, что оно закончилось именно там, на его краю.

_ _ _
Что-то разбудило Котлован. Он осмотрелся. На краю стоял парень и смотрел на него. Кажется, его лицо было знакомо Котловану. Да, точно. Он был из тех, кто смеялся здесь тогда, очень давно – в счастливые времена. И зачем он пришел? Стоит, думает о чём-то. Интересно, о чём? О том, каким уродливым стал Котлован? Пускай, уже всё равно. Когда рушатся мечты, плевать на то, как ты выглядишь. Но он не злорадствует, нет... О, покажу ему кое-что. Где же оно было... Ага, вот – старые санки кто-то выбросил. Помнишь такие? Улыбается, уходит. Ну, пускай идёт, пускай. Зашёл и на том спасибо...
_ _ _

P.S.
На месте Котлована в конце нулевых, спустя пятнадцать лет, всё же построили дом. Высокий и красивый, из красного кирпича. Наверное, в нём живут счастливые люди. Ведь мечты должны сбываться.

©ЧеширКо
Tags: ЧеширКо, рассказы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Иван Гражданинов

    Иван Гражданинов медленно продвигался по раздаче заводской столовой, стараясь не отставать от впередиидущего коллеги и не задерживать очередь,…

  • Заблудшие

    Душа номер 0098816-12 была на взводе. Она бродила по камере из угла в угол, пытаясь успокоить себя, но это не помогало. К тому же, маячившая…

  • Огородные тёрки

    Подсолнух: А какого, простите, корнеплода, картошка половину огорода заняла? Что это за несправедливость? Картофель: ( глухо, из-под земли)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments