cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Category:

День обретения



Виктор Романович придирчиво осмотрел сервированный стол, разгладил ладонью морщинку на белоснежной скатерти и шелчком пальца сбил с нее соринку. Сполна насладившись натюрмортом, он кивнул, дав самому себе добро на начало праздничного ужина, и водрузил на стол бутылку красного вина – будто бы воткнул знамя в крышу штаба побежденного врага. Вино было дорогое, но Виктор Романович решил не экономить на алкоголе, ведь сегодня был знаменательный день – ровно двадцать лет назад он разочаровался в жизни.

В тот день не произошло ничего неординарного – ему не изменила жена, не предали друзья и даже дом не сгорел. Проснувшись утром, он просто выглянул в окно и решил, что вся жизнь предельно понятна и ничего интересного в ней уже не будет. Такие мысли часто приходят в головы людям, но, как правило, не задерживаются в них надолго. В голове же Виктора Романовича она поселилась навсегда. Каждое последующее утро он просыпался с этой мыслью. Более того, он даже засыпал с ней и неоднократно обдумывал в течение дня.

Однажды он даже решил взять себя в руки и выбросить эту мысль из головы. Для этого он взял отпуск и отправился к морю. Подойдя к воде, он осмотрел горизонт, оглянулся на счастливые лица отдыхающих и... уехал в горы. Прибыв на место, он даже не стал выходить из автомобиля – опустив боковое стекло, Виктор Романович осмотрел изрезанную линию скал на фоне синего неба, перевел взгляд на праздно шатающихся по улицам поселка туристов, покосился на стрелку уровня топлива на приборной панели и... отправился в планетарий. Затем он посетил аквапарк, парикмахерскую, ярмарку мёда, бассейн и музей космонавтики. Когда отпуск закончился, он вернулся домой и принял мысль о неинтересности жизни, как факт.

Справедливо рассудив, что хоть он в ней и разочаровался, но это не повод ее заканчивать, он принялся жить дальше. Когда интерес к жизни пропадает, вместе с ним исчезает и умение оценивать правильность и неправильность своих поступков, поэтому Виктор Романович стал подглядывать за своими знакомыми и пытаться жить по тем же принципам, что и они. К слову, это привело к некоторому результату – он обзавелся семьёй и даже детьми, завел собаку и купил небольшой домик в дачном кооперативе, получил повышение на работе и даже приобрёл газонокосилку. Стоит ли говорить о том, что всё это он делал лишь с одной целью – чтобы быть «как все» и не выделяться среди людей своим «недугом». На самом деле ничего из этого списка не приносило ему ни малейшей радости.

Единственный день в году, который он ждал с нетерпением, наступил как раз сегодня. День потери интереса к жизни он всегда отмечал с размахом и даже каким-то гипертрофированным аристократическим пафосом. В этот день он отправлял жену с детьми к родителям, а сам накрывал на стол, покупал бутылку дорогого вина, надевал белую рубашку с галстуком и, включив классическую музыку, принимался праздновать. Нет, всё это не доставляло ему никакого удовольствия, просто этот день был единственным мостиком, который связывал его нынешнее существование с той, еще интересной прошлой жизнью. Это был своего рода обряд, поминки по времени, когда он ещё чувствовал себя живым.

Виктор Романович поднял бокал с вином и протянул его перед собой. С другого края стола взмыл в воздух такой же бокал и звонко ударился о первый. Со стороны это выглядело, как минимум, странно, но на самом деле в этом не было ничего неординарного. Дело в том, что когда Виктор Романович купил этот домик, хитрые риелторы не стали посвящать своего клиента в его историю и не обмолвились ни единым словом о том, что предыдущий хозяин повесился прямо на этой кухне, в которой сейчас отмечал свой праздник Виктор Романович. При жизни бывший хозяин был воспитанным человеком, поэтому и после смерти старался не надоедать своим присутствием новым жильцам, но, наверное, мёртвые люди обладают неким чутьём, которое и привлекло его внимание к Виктору Романовичу – вроде бы живому человеку, а вроде бы и не совсем. Несколько лет бывший хозяин просто наблюдал за ним, а однажды, в один из дней потери интереса к жизни, решил познакомиться. Так и завязалась их дружба, если это так можно было назвать. Общались они раз в году и этого хватало обоим.

– А табачок в сигаретах как? Лучше стал?
– Табак – дерьмо, – выпустив клуб дыма, констатировал Виктор Романович.
– Эх, всё бы отдал за одну затяжечку, – вздохнул мертвый хозяин дома.
– Вообще никаких запахов не чувствуешь?
– Ни запахов, ни цветов, ни вкуса, ничего...
– Серьезно? Даже цветов не видишь?
– Всё серое и размазанное. Еще и подрагивает, как будто на ветру колышется. А звуки – будто из трубы какой-то канализационной.

Виктор Романович пожал плечами, как бы говоря: «Ну так ты ж мертвый, чего ты хотел?»
– А ты всё так же страдаешь? – после небольшой паузы спросил мертвый.
– Я? Страдаю? Да брось.
– Ну, не знаю... Быть живым и не радоваться жизни – разве это не страдание?
– Страдаешь ты, а мне просто плевать.
– Плевать... – с обидой в голосе повторил мертвый, – дурак ты, Витя, вот ты кто. Живой дурак.

Виктор Романович смерил пустое пространство перед собой равнодушно-снисходительным взглядом и решил, что этого вполне достаточно для ответа.
– Захотел – чайку ароматного заварил, – не унимался мёртвый, – тортик вкусный нарезал, сидишь себе, попиваешь – красота же! А захотел – вина выпил или, к примеру, взял удочку и к речке. Всё что хочешь!
– Так я не хочу, – снова пожал плечами Виктор Романович.
– Так я тоже думал, что не хотел! Взял и вздёрнулся. Думаешь, лучше мне стало?
– Так я и вешаться тоже не хочу. Нет у меня к этому делу никакого интереса.
– Что, вообще ничего не интересно?
– Вообще, – выдохнул Виктор Романович ещё одно облачко дыма и размазал окурок по пепельнице.

Помолчали.
– А у тебя там как? Планируешь в этом доме вечно сидеть?
– Понятия не имею.
– И никто с тобой ни разу не связывался за это время?
– Никто, – вздохнул мёртвый.
– Свяжутся, заберут, – уверенно кивнул Виктор Романович.
– А ты откуда знаешь?
– Да надоел ты мне своими нравоучениями. Позвоню кому следует, тут же из дома этого тебя выпулят.
По лицу Виктора Романовича пробежало даже некоторое подобие улыбки, мертвый же лишь негромко хмыкнул.
– Скорее бы...
– Что, вообще ничего не интересно?
– Вообще, – повторил бывший хозяин ответ Виктора Романовича. – Слушай, а это же мысль. Может, ты в церковь какую-нибудь сходишь? Поговоришь там с кем-нибудь? Кто знает, вдруг это как-то поспособствует?
– Еще чего, – отмахнулся Виктор Романович.
– Ну серьёзно! Тебе же только твоя жизнь неинтересна, а чужой можно и помочь.
– Да плевать, – ответил Виктор Романович, но на следующий день всё же отправился в храм.

Священник, выслушав историю, сказал, что лично ничем помочь не может и остаётся лишь уповать на волю Всевышнего, а для надежности можно попробовать молиться за упокой души погибшего. Виктор Романович почесал подбородок, произнес свое любимое: «Да плевать» и ушел домой. Но все же раздобыл где-то книжечку с молитвами и иногда, пару раз в месяц, шепотом почитывал её, когда никто из домашних не видел.

Через год, накрыв праздничный стол и откупорив бутылку, он постучал ее горлышком по кромке бокала, как бы спрашивая: «Наливать или ты уже в аду?». Когда из угла кухни раздался тяжкий вздох, Виктор Романович молча кивнул, наполнил бокал до краёв, а затем, поднявшись из-за стола, отправил книжечку в самый дальний угол шкафа, где её не было видно. Отметив праздник, двое решили на этот раз испробовать народные средства. Со следующего утра Виктор Романович начал закупать зеркала, свечи и прочую необходимую атрибутику, а так же тащить из леса какие-то палочки и корешки. Домашние с удивлением взирали на то, как дом потихоньку превращается в жилище знахаря, но особо не возражали – наиграется и успокоится. Впрочем, так и произошло.

Когда пришло время очередного праздника и Виктор Романович привычным движением откупорил бутылку вина, он снова услышал горестный вздох бывшего хозяина дома. Правда, на этот раз он прозвучал не из угла кухни, как обычно, а из открытого окна. Оказалось, что народные методы работают, но недостаточно эффективно. Мертвому хозяину пришлось целый год обитать снаружи дома, так как зайти внутрь он не мог, как и отойти от места своего самоубийства. Собрав все обереги и талисманы в большую картонную коробку, он вынес их в сарай и задвинул в самый дальний угол. Мертвый снова поселился в доме, а двое принялись обсуждать очередной план по выживанию «засидевшегося» мёртвого хозяина дома и отправки его по месту назначения.

Так прошло шесть лет. За это время Виктор Романович изучил техники и методы избавления от духов умерших нескольких африканских, южноамериканских и азиатских племен, прочитал кучу книг, пересмотрел десятки фильмов и переговорил с сотней специалистов, увлекающихся темой оккультизма. Большая часть информации, которую он получил, была по его словам: «дичью дичайшей», но на седьмой год, отмечая свой излюбленный праздник, Виктор Романович не обнаружил в своем доме бывшего хозяина. Всю ночь он тщетно постукивал пальцем по бокалу и разглядывал углы кухни, обвешанные амулетами и оберегами со всего мира.

Под утро, осушив бутылку, он разочарованно крякнул, произнёс своё любимое: «Да плевать» и отправился спать. Но ему не спалось. Виктор Романович ворочался в постели и пытался понять, какой именно метод помог избавить бывшего хозяина от мучений. А ещё он думал о том, что знания, полученные за эти годы, он просто обязан использовать во благо и помочь как можно большему количеству таких же страдальцев обрести покой. А уже вечером следующего дня он сидел перед экраном компьютера, размещая на всех сайтах объявление следующего содержания:

«Изгоню духов, избавлю от полтергейстов, очищу дом от призраков и проч. Быстро, эффективно. Выезд на дом. Гарантия 100%. Приемлемые цены».

Это был год, в котором Виктор Романович последний раз в жизни праздновал День потери интереса к жизни. Со следующего года на эту дату стал приходиться День обретения. Теперь он стал отмечать этот праздник не в одиночку, а со своей семьёй. Виктор Романович покупал торт, накрывал на стол и весь вечер вместе с женой и детьми обсуждал – куда они отправятся в отпуск в этом году – на море или в горы, и чем займут следующие выходные – поедут в аквапарк или всё же в планетарий.

А из угла кухни с грустной улыбкой за счастливой семьёй наблюдал мёртвый хозяин дома, который одним своим молчанием в нужное время смог вернуть человеку интерес к жизни. Он очень надеялся, что ему это зачтётся.

©ЧеширКо
Tags: Рассказы, ЧеширКо
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Иван Гражданинов

    Иван Гражданинов медленно продвигался по раздаче заводской столовой, стараясь не отставать от впередиидущего коллеги и не задерживать очередь,…

  • Заблудшие

    Душа номер 0098816-12 была на взводе. Она бродила по камере из угла в угол, пытаясь успокоить себя, но это не помогало. К тому же, маячившая…

  • Огородные тёрки

    Подсолнух: А какого, простите, корнеплода, картошка половину огорода заняла? Что это за несправедливость? Картофель: ( глухо, из-под земли)…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments