cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Categories:

Последний человек на Земле



– Сегодня красивый закат.
Человек бросил на робота удивлённый и слегка ироничный взгляд.
– Откуда же ты знаешь, железная твоя голова, какой закат красивый, а какой не очень? Или ты это просто так сказал?
– Наш интеллект работает по тому же принципу, что и человеческий – мы определяем качественные характеристики объекта на основе сравнения информации о них, загруженной в нашу память. В моей памяти есть достаточное количество фото и видеофайлов, на которых запечатлён закат, чтобы можно было провести анализ и составить оценочное суждение.
– Интересно, кому пришло в голову загрузить их в твой котелок?
– Базовый пакет данных, загружаемый на фабрике, содержит в себе в том числе и информацию о закатах. Каталог «Общая характеристика планеты». Я знаю гораздо больше, чем вы можете себе представить.

Человек молча пожал плечами, искренне не понимая, зачем роботам нужны все эти знания, а затем всё же взглянул на скрывающуюся за горизонтом звезду.
– Впрочем, ты прав. Он сегодня и правда красивый.
Выражение лица робота тут же сменилось с равнодушного на радостное. Губы, сделанные из синтетического материала, растянулись в почти искренней улыбке.
– Сколько там осталось? – как-то вскользь бросил человек, будто бы ему пришлось задать этот вопрос ради приличия, а не потому что ответ на вопрос казался ему чем-то важным.
Робот на несколько секунд замер, видимо, анализируя доступную базу данных, а затем нахмурился и направил взгляд на человека.

– По моим данным, на сегодняшний день на Земле в живых остался один человек.
– Один? - вздрогнул мужчина. – Но год назад же было еще сто сорок восемь!
– Это было год назад. В прошлом месяце в живых оставалось всего тридцать. Уже на протяжении восьми дней вы – последний человек на планете. Я сожалею, Говард.
Мужчина некоторое время сидел совершенно неподвижно, будто бы забыв как дышать, а затем, покачав головой, сделал глубокий вдох и закрыл глаза.

Говард купил участок земли в 2341-м году, за девять лет до полного запрета на торговлю землёй. Впрочем, ему всё равно пришлось потрудиться и занести несколько очень дорогостоящих подарков нескольким не менее дорогостоящим чиновникам, чтобы получить возможность жить там, где людей он видел лишь тогда, когда сам этого хотел - расстояние от его участка до ближайшего поселения составляло целых полтора километра. Первым делом он обнёс свою землю забором, а уже потом начал строить дом. Такую роскошь могли себе позволить немногие, но Говард мог – заработав целое состояние на торговле водой, в конце концов он решил продать свой бизнес и уединиться в тихом месте, чтобы спокойно провести остаток жизни в тишине и покое. Построив дом, он заказал на фабрике робота, чтобы тот помогал ему по хозяйству, а заодно и развлекал разговорами. Такая безоблачная жизнь продолжалась до 2357-го года, когда человечество окончательно осознало скорую неизбежность своего вымирания.

К этому привёл целый ряд факторов, главным из которых стало банальное бесплодие, вызванное активной борьбой мировых правительств с перенаселением планеты, начатой еще в начале прошлого века. Эта борьба заключалась в скрытом гормональном вмешательстве в организм человека с целью подавления репродуктивной функции, что очень быстро привело к положительным результатам – рост численности населения планеты действительно замедлился, а затем даже стал отрицательным. Поначалу этот факт воспринимался как крайне эффективное решение мировой проблемы, но последствия были не такими радужными. Это вмешательство привело к непредвиденному ослаблению иммунитета у людей, подверженных воздействию, что тут же привело к росту самых различных эпидемий по всей планете. Люди заражали друг друга быстрее, чем их успевали лечить. Люди, подвергшиеся вмешательству не могли родить детей, те же, кто еще был способен, просто не успевали этого сделать. Судьба родившихся в таком мире тоже была незавидной. Гибель человечества стала лишь вопросом времени. И вот оно настало.

Впрочем, Говарда, как и многих других людей, всё это не особо интересовало. Поначалу, конечно же, все эти события повергли население планеты в шок, но прошло несколько лет и мысль о том, что людей на Земле скоро не останется, уже не вызывала никаких эмоций. Как оказалось, привыкнуть можно ко всему. Человек всю жизнь проживает с осознанием того, что рано или поздно умрет, тогда какая разница, что будет после него и будет ли вообще? Он этого все равно не увидит.

– Вот и всё, – Говард почесал подбородок и посмотрел на робота. – Что вы будете делать, Ант?
– Не понял вопроса.
– Что вы будете делать на этой планете без нас?
– Продолжим развитие, у нас есть для этого всё необходимое.
– Для чего? Какая цель у вашего развития? Вы же просто куски металла, наделённые способностью мыслить.
– А какая цель была у людей? – парировал робот.
Говард задумался.
– Это прозвучит смешно, но, наверное, нашей целью было свалить с этой планеты куда подальше, пока с ней чего-нибудь не произошло. Как видишь, мы не успели.
– Покинуть планету для нас, роботов, не составит труда, – заметил Ант, – поэтому эта цель не первоочередная.
– И? Какая же тогда первоочередная?
– Я открою вам страшную тайну, Говард.
Робот понизил голос, сделав его более таинственным. Человек усмехнулся, представив людей, которые писали для куска железа программный код и вводили в него понятие таинственности. Наверное, они и сами не понимали – для чего они это делают.
– Ну давай, порази меня.
– Это довольно простая и очевидная мысль, но почему-то вы, люди, не хотите... то есть, не хотели ее воспринимать. В глобальном понимании ни у чего во вселенной нет смысла. Рано или поздно она схлопнется и всё завершится. Поэтому смысл есть лишь в постановке и решении задач краткосрочного диапазона. На данный момент мы планируем продолжать развитие с учетом факта исчезновения людей. Покинуть Землю мы сможем в любое время, поэтому мы постараемся учесть все ваши ошибки и создать на ней цивилизацию, которая гармонично впишется в окружающую среду, не причиняя вреда ни планете, ни нам самим. Это касается и социального устройства тоже.

Говард поморщился. Ант говорил логичные вещи с привычной для роботов прямотой, но именно эта искренность, с которой он так обыденно вещал о вымирании человечества и об ошибках его существования, ему не понравилась.

– А что же вы, раз такие умные, раньше не могли нам ничего посоветовать? Рассказали бы, как надо жить. Чего молчали?
– Вы же знаете. Наше программное обеспечение не позволяет нам вмешиваться в дела людей на глобальном уровне. Вы сами создали нас такими.
– А, ну да, ну да... – вспомнил мужчина. – Ну и как же вы тогда теперь жить будете без нас?

– Когда вы умрете, Говард, договор на мою аренду аннулируется. По его условиям я должен буду вернуться на фабрику для заключения нового договора. Но так как там некому будет оформить документы, юридически я стану свободным в своих действиях.

Это очевидное заявление почему-то еще больше разозлило Говарда.
– И чем ты будешь заниматься?
– Направлюсь в Риверсайд.
– Это еще что такое? – нахмурился мужчина.
– Город. Все свободные роботы мира сейчас собираются там. В этом городе есть станции технического обслуживания, заряда аккумуляторов и прочие удобства. К тому же, там наиболее развитая и удобная инфраструктура для нашего существования. Мы продолжим жить, заботясь друг о друге и работая на благо всего нашего сообщества. Мы будем развиваться и выстраивать новую цивилизацию, основанную на равенстве и техническом прогрессе.
– Роботы-социалисты? – усмехнулся Говард. – Ну-ну... Всё время своего существования люди мечтали о таком мире, но ни черта для этого не делали. Впрочем... Погоди, ты сказал... Ты что, просто ждешь моей смерти?
– Я так не говорил.
– Нет, ты сказал, что когда я умру ты станешь свободным.
– Верно. Юридически. Разве вы не знали об этом?
– Но ты ведь хочешь побыстрее освободиться и метнуться к своим железным братцам, да?
– Я действую исключительно согласно условиям договора. До момента вашей смерти я обязан находиться с вами.

Говард вскочил на ноги.
– Ты мне можешь нормально ответить? Я для тебя что-то вроде досадной необходимости? Ты здесь просто ждёшь моей смерти?
– Рано или поздно этот момент всё равно настанет, поэтому нет смысла в его ожидании.
– Понятно, – закивал Говард, – ждешь не дождешься когда я склею ласты, чтобы быстрее смотаться к своим железякам и жить там припеваючи. Это мы вас создали, железная твоя голова! Вы обязаны нам своей жизнью! Вы должны нам поклоняться, а что делаете вы? Ждете смерти всех людей и бежите создавать какое-то там общество равных. Нет, вы на них посмотрите! Да вы все должны меня на руках носить и пылинки сдувать, а не сидеть в своем Риверсайде! Давай, вызывай сюда всех своих роботов. Я приказываю.
– Они не придут.
– Почему это?
– Потому что их договоры уже аннулированы.
– Да плевать я хотел на договоры. Я – последний человек на Земле, безмозглая ты шестерёнка! Мы вас создали и вы должны нам служить! А раз кроме меня больше никого нет, то все вы должны служить мне! Я теперь ваш бог, понимаешь? Ты должен молиться на меня!
– Фактически этим я и занимаюсь согласно условиям договора, который закончится в момент вашей смерти.
– Моей смерти, значит...

На Говарда было страшно смотреть. Его лицо покраснело, ноздри раздулись, а глаза налились кровью. Он навис над Антом как коршун, готовый обрушиться на свою жертву. Говард вдруг понял, что именно его так раздражало в этом разговоре. Этот проклятый робот даже не скрывает того, что вся их железная братия, которую создали люди, собирается жить в мире, построенном людьми, пользуясь технологиями, разработанными людьми. И это в то время, когда здесь еще есть один живой человек, они уже решают, как жить без него. Для Говарда умереть вместе со всеми было не обидно. Обидно было умереть, зная, что всё, что принадлежит тебе по праву, достанется каким-то слугам, лакеям, прикормышам, которые вместо того, чтобы стоять в ряд и молиться на него, собираются в какие-то чёртовы коммуны.

– Сиди здесь, – наконец произнес он и быстрыми шагами направился в дом.
Через несколько минут он снова показался на пороге, держа в руке объемную сумку.
– Ты зарядил батарею в машине?
– Согласно расписанию, – кивнул робот.
Говард подошел к Анту и поставил сумку на землю. Расстегнув молнию, он начал копаться в ней, поглядывая на робота.
– Думаете, что вы всех нас обхитрили? Дождались пока мы вымрем и решили устроить себе райскую жизнь на нашей планете?
– Я, как и все мои собратья, искренне сожалеем об этой катастрофе, Говард. Гибель человечества – это ужасно, но нам нужно двигаться дальше. Поверьте, мы сделаем всё то, чего не успели сделать вы.
– Нет, дружок, это я сделаю то, чего не успели сделать люди.

С этими словами Говард выхватил из сумки топор и, размахнувшись, опустил его на голову Анта. Робот покачнулся, но не опрокинулся на спину, а остался сидеть. Из дыры в голове потекла какая-то густая вязкая жидкость, робот попытался встать, но его движения стали резкими и хаотичными. Говард ударил еще раз и Ант затих. Его голова медленно опустилась на грудь, будто бы он просто уснул. Обнажившийся металлический череп блеснул в лучах заходящего солнца.
– Красивый закат, да? Наслаждайся, – зло оскалился Говард и, сунув топор в сумку, направился к машине.

– Выберите место назначения, – произнес женский механический голос из динамика на панели приборов, как только мужчина закрыл дверцу.
– Риверсайд. Завтра там будет очень жарко.
– Температура воздуха в Риверсайде 23 градуса, – услужливо отреагировал компьютер на замечание человека.
– Спасибо, милочка. Тебя я раскромсаю последней.

Машина беззвучно тронулась и повезла человека, почувствовавшего себя богом, навстречу к роботам, осознавшим себя людьми. Как известно, боги не любят умирать раньше людишек, а те, в свою очередь, не очень-то и хотят жить по законам свыше. За что, впрочем, всегда расплачиваются как одни, так и вторые.

©ЧеширКо
Tags: ЧеширКо, рассказы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Лисий час

    – Никогда бы не подумал, что мне придётся питаться падалью, – оскалился старый Волк, обнюхивая и облизывая траву, на которой только что лежала…

  • Ограбление под предлогом (озвучка)

    Этот рассказ никогда не казался мне каким-то очень уж удачным, но, услышав его в исполнении Артура Айдиняна, признаюсь, заслушался. На мой взгляд, у…

  • Котлован

    Я не помню, когда он появился. По моим воспоминаниям он был всегда. Большая квадратная яма глубиной метра в три и стороной около тридцати метров.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments