cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Categories:

Право на преступление

Обсуждение нового закона не утихало на протяжении нескольких лет. Люди разделились на два лагеря и ночи напролет только и делали, что спорили на кухнях о том, справедлив он или нет. Но когда появились первые данные о значительном снижении преступности в стране, в лагере сторонников закона количество людей заметно увеличилось.

Сам закон был предельно логичен, но все же несколько необычен для современного человека. Дело в том, что после его подписания каждый гражданин страны получал право на одно ненаказуемое уголовное преступление. Другими словами, любой человек один раз в жизни мог ограбить или даже убить другого человека. После этого данные преступника заносились в общую базу и на этом всё заканчивалось. Но был один важный нюанс. За любое повторное преступление человек отправлялся за решетку на тридцать один год. Неизвестно откуда они взяли это число и почему выбрали срок заключения именно таким, но тем не менее закон был опубликован именно в таком виде. Если гражданин, использовавший свое право на преступление, воровал из супермаркета огурец, или, к примеру, ломал кому-нибудь руки в пьяной драке, он отправлялся в тюрьму. На тридцать один год и ни днем меньше.

Противники закона приводили доводы о том, что это положит начало жуткому беспределу, ведь большинство тут же захочет воспользоваться своим правом и страна утонет в крови людей, которые просто были кому-то неприятны. Сторонники парировали эти доводы, напоминая о том, что у каждого пострадавшего обязательно найдется знакомый, который захочет отомстить за своего друга и точно так же воспользуется правом на преступление. А этот факт охладит любого, заставив несколько раз подумать над тем, стоит ли рисковать своей жизнью ради какой-нибудь глупой обиды.

- Что ты думаешь о новом законе, Ник? - размешивая ложкой сахар в чашке с дымящимся кофе, спросил мужчина и бросил быстрый взгляд на молодого человека, сидевшего напротив.
- Я не знаю, - произнес тот.
- Не знаешь? - усмехнулся мужчина. - А мне кажется, что эти тупицы в правительстве совсем с ума посходили. Разве нормальному человеку может прийти такое в голову? Да и вообще, неужели они совсем не боятся за свои жизни? Странно, что многие из них до сих пор живы.
Ник неуверенно кивнул головой.
- Да, наверное, вы правы.
- В чем я прав?
- Ну... В том, что этот закон не должен был появиться.
- Разве я такое говорил? - мужчина внимательно посмотрел на парня. - Ник, ты себя хорошо чувствуешь? У тебя слуховые галлюцинации? Может все же выпьешь пива?

Он перестал размешивать сахар и сделал жест официантке, скучающей у барной стойки.
- Нет, не надо, - замотал головой Ник, - со мной все в порядке.
Мужчина пожал плечами и помахал рукой официантке, дав ей понять, что ее помощь уже не требуется.
- Конечно, ты в порядке, - улыбнулся он, - еще бы ты был не в порядке... И все же, что думаешь по поводу закона? Должно же у тебя быть какое-то мнение?
- Я думаю... Я думаю, что он неправильный, - произнес Ник.
Мужчина снова посмотрел на парня долгим взглядом.
- Нет, Ник, с тобой определенно что-то не так. Ну не может человек нести такую откровенную ложь и даже не краснеть при этом. Сколько тебе лет?
- Двадцать девять.
- Совсем еще молодой. Если бы не было закона, где бы ты сейчас был? Правильно, за решеткой. Вышел бы на свободу лет в тридцать пять - ни семьи, ни работы... Кому бы ты был нужен? Да никому. Послонялся бы годик-другой и снова обратно. Так бы жизнь и прошла. Никчемная и бессмысленная жизнь Ника.
Мужчина отхлебнул кофе и, поставив чашку на стол, продолжил:
- Но тебе повезло. Тупицы из правительства приняли закон и ты остался на свободе после того, как убил мою жену. Зачем же ты врешь и говоришь, что закон неправильный? Ты радоваться должен и молиться на этих деятелей, а вместо этого сидишь и осуждаешь их.

- Простите меня... - побелевшими губами прошептал Ник и нервно сглотнул слюну.
- Послушай, парень. У тебя совсем пересохло в горле. Давай я все же закажу тебе пива? Ты же любишь пиво? В тот день ты выпил два литра перед тем, как сесть за руль и сбить мою жену. Почему ты сейчас отказываешься от этого?
Парень бросил быстрый взгляд куда-то вниз, но тут же закрыл глаза.
- А, тебя смущает пистолет, направленный в твой живот? - рассмеялся мужчина. - Боишься, что он сделает дырку в твоем желудке и пиво выльется наружу?
- Простите... меня, - повторил парень.
- Тебя уже простили, Ник. Тупицы из правительства простили тебя и сказали, что за убийство моей жены ты не понесешь никакой ответственности. Почему же тогда ты так нервничаешь? Закон на твоей стороне, Ник. Тебе не нужно переживать по этому поводу.
Парень глубоко вдохнул и снова прикрыл глаза, боясь пошевелиться.
- Но ведь какое дело, - продолжил мужчина, - этот же закон говорит мне, что я могу прямо сейчас продырявить твое тельце и мне за это ничего не будет. И все бы хорошо, но тупицы из правительства не придумали еще закона, который смог бы оживлять мертвых, поэтому моя жена навсегда останется там, куда ее отправил ты. Так я тебя еще раз спрашиваю. Как ты считаешь, этот закон справедлив?

Глаза парня забегали, а на переносице заблестела капелька пота. Было видно, что его мозг усердно ищет правильный ответ на вопрос, но никак не может его найти.
- Я не знаю... Не знаю! - запричитал он, но мужчина жестом остановил парня, уже готового сорваться в истерику.
- Давай рассуждать логически, Ник. Ты же большой мальчик и умеешь рассуждать логически?
Парень кивнул и капелька пота полетела с переносицы на стол.
- Ты убил мою жену и закон на твоей стороне. Я могу убить тебя и тогда он будет уже на моей стороне. В чем его смысл?
- В том, что если я совершу еще одно преступление...
- Я еще ни разу не видел мертвого человека, который совершает преступления, - перебил его мужчина, - странно, но они становятся невероятно законопослушны.
- Но ведь я еще жив... - скорее спросил, чем просто сказал Ник.
- Уверен?
Ствол пистолета еще плотнее прижался к брюху молодого человека, заставив того инстинктивно втянуть живот.
- Нет, не уверен, - произнес он.
- Да что же это такое? - театрально возмутился мужчина. - Ник, с твоей головой точно случилась какая-то беда. Ты не можешь четко ответить ни на один вопрос. Впрочем, я тоже сомневаюсь по поводу одного дела. Поможешь мне?
- Да, конечно, - закивал парень, - что угодно.
- Помоги мне решить одну задачку. Мне кажется, что для тебя она покажется очень простой.
- Конечно, помогу.
- Стоит ли мне воспользоваться своим правом на преступление и прострелить тебе живот за то, что ты убил мою жену? Или мне не нужно брать грех на душу и понадеяться на то, что жизнь сама накажет тебя рано или поздно? Дело в том, что у тебя уже есть опыт преступлений и мне показалось, что ты сможешь найти решение гораздо быстрее меня.

Лоб Ника заблестел от капель пота, подрагивающих вместе со всем его телом. Взгляд заметался из стороны в сторону, а губы слиплись от волнения.
- Я был бы очень... благодарен вам, - произнес он, - если бы вы подарили мне жизнь.
По его щеке вдруг скатилась слеза, а за ней еще одна. Мужчина молча наблюдал за Ником. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Так продолжалось пять, десять, пятнадцать минут. Он просто сидел и молчал, а парень, боясь пошевелиться, беззвучно плакал.
- Я тоже был бы очень благодарен тебе, если бы ты подарил жизнь моей жене, - наконец сказал он, - ты можешь это сделать?
- Нет.
- Тогда назови мне хотя бы одну причину, по которой я должен тебя пожалеть.
Ник вздохнул каким-то рваным вдохом и закрыл лицо руками.
- У меня тоже есть жена...
- Ты мне угрожаешь или хочешь вызвать жалость?
- Нет, просто я...
- А, хвастаешься? Ну, это не самое лучшее решение в твоей ситуации. У меня ведь нет жены.
- Простите, я просто хотел сказать, что... - Ник запнулся, а затем, подняв глаза, посмотрел на мужчину. - Я не знаю ни одной причины для того, чтобы вы оставили меня в живых.
Мужчина несколько секунд смотрел на свою жертву, а затем, улыбнувшись, подмигнул парню.
- Это правильный ответ, Ник. Ты молодец. Оказывается, не так уж и плохо у тебя с головой. Тогда следующий вопрос, пока ты снова не отупел. Как ты думаешь, нужно ли мне тебя убить?
- Нет, - парень снова задрожал, - пожалуйста.
- И снова у тебя нет четкого мнения. То ты говоришь, что нет ни одной причины для жизни, то просишь тебя не убивать. Ты хоть о чем-нибудь, хоть когда-нибудь задумывался в этой жизни?
- Просто... Я очень хочу жить.
- Она тоже хотела, но ты ведь у нее не спросил.

Парень промолчал.
- Ладно, Ник, - произнес мужчина, - скажу тебе честно. С тех пор, как не стало моей жены, каждую ночь, засыпая, я думал лишь о том, как убью тебя. Я так часто представлял тебя, что начал относиться к тебе как к настоящему врагу. Ты стал смыслом моей жизни вместо жены. Я прокручивал в голове варианты развития событий и даже стал тебя немного уважать, представляя, как ты будешь сопротивляться, борясь за свою жизнь. Ты стал для меня всем. Ты стал моей религией, я ждал встречи с тобой и молился о том, чтобы до этого с тобой ничего не случилось. Ты, черт возьми, стал для меня каким-то божеством! Ничего в этой жизни не волновало меня так, как ты. Я представлял нашу встречу как судный день, как апокалипсис... И наконец это случилось. И что я вижу? Я вижу, что ты такой же тупица, как и те, которые сидят в правительстве. Ты полнейшее и абсолютное ничто. Знаешь, каково это - разочароваться в своем боге? Или узнать, что твой враг, о схватке с которым ты мечтал и готовился к ней - слабак, который ничего из себя не представляет? Это больно, Ник. И это меня злит.
Мужчина вздохнул и хлопнул ладонью по столу.
- Поэтому я не стану тебя убивать. Ты этого не достоин. Ты мне не враг и никогда тебе им не стать. Оказывается, что ты слишком ничтожен для этого.

Если бы Ник смог сейчас оторвать взгляд от стола и заглянуть в глаза мужчины, он многое смог бы там увидеть. И ярость, граничащую с ненавистью, и презрение, и жалость, и разочарование. И самое главное - боль. Дикую и беспросветную боль от потери любимого человека. Боль, которая навечно оставила свой безумный отпечаток в его глазах. Боль на грани безумия и сумасшествия. А еще боль от того, что его враг оказался ничтожеством.

- Ты мне не нужен, Ник. Живи свою чертову жизнь.
Мужчина убрал пистолет в карман куртки и вместо него бросил на стол несколько купюр.
- Возьми деньги и закажи мне еще кофе.
- Нет, что вы, - замахал руками Ник, - не нужно денег, я сам...
- Я сказал, возьми деньги и закажи мне кофе, - повторил мужчина, - а затем проваливай отсюда ко всем чертям. А я пока схожу в туалет.
Ник решил не спорить и, взяв купюры, на ватных ногах направился к барной стойке. Мужчина же в это время склонился над стулом, на котором сидел парень и протянул руку к его куртке, висевшей на спинке. Произведя с ней какие-то действия, он встал и направился в сторону туалета. Остановившись у двери, он снова посмотрел на парня и шагнул к выходу из ресторана.

Оказавшись на улице, он оглянулся по сторонам и, заметив кого-то на другой стороне проезжей части, направился к пешеходному переходу. Догнав полицейский патруль, он преградил им путь, заставив остановиться.
- В том ресторане находится вооруженный человек. Я видел у него пистолет.
Полицейские, не задавая лишних вопросов, бросились к заведению, оставив мужчину одного.
- Когда ты выйдешь на свободу тебе будет шестьдесят лет. Столько же, сколько и мне сейчас. И тогда ты тоже поймешь, что такое жизнь без смысла, веры и надежды, - произнес он, глядя на то, как полицейские врываются в ресторан. - Но ты же так хотел жить, а право на жизнь всегда весит больше, чем право на преступление, что бы там не говорили тупицы из правительства. Живи, Ник, живи...

©ЧеширКо
Tags: ЧеширКо, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments