cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Горы, которые простили


Основано на реальных событиях. Имена действующих лиц изменены.

Кабинка фуникулера, слегка раскачиваясь, поднималась вверх. Парень с девушкой рассматривали сказочные пейзажи, открывающиеся их взору.
— Смотри, какой водопад там! Вот красиво!
— Вроде и не далеко, может, по быстрому сгоняем туда-обратно? Пофоткаемся?
— Да это так кажется только. На самом деле — далеко очень. В горах расстояния всегда кажутся меньше, чем на самом деле.
— Ну, завтра с утра можно будет сходить. Рано выйдем, к обеду вернемся. Там, наверное никто ни разу не был!
Сергей с сомнением посмотрел на ледник, который раскинулся на вершине противоположной стороны горного ущелья. Даже отсюда было видно, как по отвесному склону срывались тонны талой воды. Водопад манил своей недоступностью и красотой.
— Посмотрим завтра на погоду. Если дождя не будет, что-нибудь придумаем.

***
Утро выдалось на редкость тихим и спокойным. Снежные вершины блестели и переливались на фоне синего безоблачного неба.
— Ну что, идем? — Даша зашла обратно в номер отеля с небольшой веранды, запустив вместе с собой поток морозного воздуха. В этих местах даже летом было прохладно.
— Ну что ж, пошли, — Сергей потянулся и встал с кровати.
Быстро одевшись и перекусив легким завтраком, они взяли фотоаппарат и вышли налегке из гостиницы. Решено было подняться на канатке до первого уровня, оттуда пройти сквозь лес по дороге, ведущей к Русской поляне. Именно там, поток воды, стекающей с ледника впадал в горную реку, несущую свои холодные воды по дну ущелья. Прогулка началась замечательно. Свежесть соснового леса придавала сил и уверенности. Туристов было мало. Большинство предпочитало наслаждаться красивыми видами с обзорных площадок, поднимаясь туда по канатной дороге. Выйдя на поляну, они остановились. Справа открывался роскошный вид на водопад.
— Слушай, а вчера сверху казалось, что до него как-то ближе будет, — Даша посмотрела на Сергея.
— Ну да, и подьем не казался таким крутым… Ну так что, идем или лучше в другой раз?
— Ну здрасти! Раз вышли, так нужно идти.
Немного полюбовавшись видом, они подошли к берегу горной реки. Силу потока можно было оценить по разломанным пополам стволам деревьев, упавших в воду где-то выше по течению. Вода с шумом перекатывалась через огромные валуны, разбиваясь на тысячи брызг, которые, разлетаясь во все стороны, создавали в воздухе небольшие радужные пятна. Около получаса им понадобилось на то, чтобы найти наиболее подходящее для переправы место. Вооружившись длинными палками, которые можно было использовать в роли упора, они начали переправу. Ширина реки не превышала и десяти метров, но поток даже у берега сбивал с ног. В ледяной воде ноги теряли чувствительность уже через пару минут. Приходилось идти боком, широко расставляя ноги, наклонившись практически параллельно воде и опираясь на выставленный в направлении течения шест. Любое неосторожное движение, и бурлящий поток мог забрать их с собой в незабываемое путешествие по порогам, за несколько минут превратив их в два булькающих мешка с костями. Хуже всего им пришлось на середине реки. Вода в некоторых местах доходила до груди и наклоняться, чтобы сильнее опереться на палки, не удавалось. Скользкие камни на дне так и норовили выскользнуть из под ног, лишив их опоры и хоть какого-то равновесия. Но, спустя некоторое время, им все же удалось перебраться на противоположный берег.

Сидя на большом камне и выжимая свою одежду, они думали, что преодолели самое сложное препятствие на их пути. В этот момент они еще не знали, как сильно заблуждались. Немного отдохнув, они начали подъем.

***
Учиться на чужих ошибках — привилегия дураков. Так считают те, которые называют себя людьми, многое повидавшими в этой жизни. Как правило, они всегда держатся уверенно, знают, что делать в той или иной ситуации, первыми смеются над рассказом о неудаче своих знакомых, а потом со снисходительной улыбкой обьясняют «недотепе», что именно он сделал не так, и как нужно было поступить, чтобы избежать негативных последствий. Но чаще всего, оказавшись в трудном положении, они первыми опускают руки и отдаются на милость судьбе. Нельзя сказать, что наши герои были из этой категории людей. Скорее их можно отнести к тем, кто слово «беспечность» приравнивает к модному слову «крутость». Такие люди с возрастом или становятся умнее, или лежат под плитой, где как раз их возраст и указан.

***
Спустя два часа, путники были уже ровно на середине пути между переправой и водопадом. Путь проходил по руслу речки, которая начиналась у его подножия. Да и руслом это было сложно назвать. Дело в том, что тая, ледник вымывал из своего тела огромные куски скальных пород, которые, падая сверху, катились вниз по склону ущелья. Размер этих кусков был разным. От самых мелких камешков, до глыб, размером в большой двухэтажный дом. За сотни лет образовалась эдакая каменная река, по которой, пенясь и бурля, протекала уже речка из талой ледниковой воды. Именно по этому каменному потоку и пробирались к своей цели двое путешественников. Слева высились отвесные скалы, справа буйной зеленью разливалось море кустарника, где-то вдалеке незаметно превращаясь в дикий нетронутый лес. Сергей шел молча, уже понимая, что на подьем уйдет, как минимум, четыре часа. Столько же времени уйдет и на спуск. На часах было ровно два часа дня. То есть к переправе они должны были вернуться к восьми часам вечера. Канатная дорога уже не будет работать, поэтому спускаться в поселок им предстоит своим ходом по красивой лесной дороге. В крайнем случае, можно будет обратиться к леснику, чей домик они успели заметить по пути на поляну. У домика Сергей видел «буханку», на которой, судя по всему, лесник сам ездит вниз за припасами. Вроде бы все складывалось достаточно оптимистично.
— Ты посмотри, какой он огромный! — Было видно, что Даша устала, но пыталась не показывать это своему другу.
— Ага, только что-то мы идем, идем, а он все не приближается и не приближается! Это как в том анекдоте про чукчу, помнишь?
— Не, не помню. Расскажи!
— Ну старый такой… Чукча идет по тундре, тащит домой моржа за хвост и песню напевает. А у них же песни знаешь какие? Что вижу, то и пою. Ну вот идет он, значит, и поет: «Я — удачливый охотник, убил моржа, семья довольна будет, вот иду я по тундре, тащу свою добычу жене и детям, а чум все ближе и ближе…».Тут геолог ему навстречу идет. Говорит: «Что ж ты, чукча, за хвост его тащишь? Тебе ж неудобно так! Ты за бивни его возьми и тащи. Так легче будет!». Послушался чукча, взялся за бивни, идет дальше, да песенку свою продолжает: «Вот какой я хороший охотник, тащу я добычу свою жене и детям, а чум все дальше и дальше…»
— А! Ну да, старый анекдот, — улыбнулась Даша, — честно говоря, уже есть хочется, а мы ничего и не взяли с собой.
— Кто ж знал, что так долго идти будем? Зато вода есть, и то хорошо.

***
Через четыре часа после начала подьема, уставшие, голодные, но счастливые, они добрались до водопада. Он оказался еще больше, чем они ожидали. Около пятидесяти метров в высоту, он поражал воображение. Еще больше радовала мысль, что они — одни из немногих, кому посчастливилось здесь побывать. Сила стихии осязалась здесь каждой клеткой тела. Острые скалы черного цвета окружали их со всех сторон. Чтобы услышать друг друга, им приходилось кричать. Шум падающей воды заглушал все остальные звуки. Долгое время они просто не могли оторвать глаз от этой холодной красоты. Именно в такие моменты, голову посещают мысли о вечности и ничтожности человека в этом мире. Никогда ему не победить силы природы. Никогда их не обуздать. Со всеми своими технологиями и инновациями. Стоит этим силам лишь захотеть, и плотины огромных гидроэлектростанций разлетаются как карточные домики, самые высокотехнологичные и сейсмоустойчивые постройки рушатся на глазах, целые дома с легкостью подхватываются смерчами и ураганами и улетают в небо. Нет на Земле сил, способных противостоять этой сокрушающей силе.

Путники решили не терять время зря и устроили фотосессию на фоне этого мрачного, но красивого места. Они не сразу заметили, как небо над ними из голубого превратилось в серое. Туман спустился с ледника практически мгновенно. Сначала мелкий, а затем проливной дождь обрушился на них сверху. Будто дух, охраняющий эти заповедные места, проснулся и, увидев незванных гостей, решил напомнить им, кто здесь хозяин.
— Дашка, надо уходить. И чем быстрее, тем лучше, — Сергей упаковывал фотоаппарат в чехол и озирался по сторонам.
— Холодно как стало резко! — Даша поежилась, — вот дураки мы! Оделись, как на прогулку. В следующий раз будем знать. Ну ладно, давай спускаться.

Бросив последний взгляд на величественный водопад, Сергей первым направился вниз. Пройдя сотню метров по склону и пару раз посколзнувшись на камнях, которые от дождя стали скользкими, как мыло, они остановились.
— Даш, нам, кровь из носу, а до темноты нужно перебраться через реку. Переходить ее ночью — значит подать заявку на премию Дарвина.
— Какую премию?
— Да не важно. Ночью не перейдем никак. Это точно, — Сергей вытер рукавом мокрое лицо и продолжил, — по камням мы будем еще дольше спускаться, чем поднимались. Во-первых, мы уставшие уже, во вторых — скользко очень, в третьих — мы много времени потратили на фото. В общем, или ускориться нужно, или мы ночевать будем здесь. А это совсем не радует.
— Смотри, — Даша протянула руку куда-то за спину Сергею, — можно срезать. Возьмем чуть левее и по этим зарослям спустимся. Так мы не будем делать крюк. Там переправимся, выйдем не на поляну, а сразу в лес. Дойдем до дороги, она все равно параллельно реке идет, а по ней уже до лесника. Сэкономим много времени. О! Глянь, там ручей сквозь эти кустарники бежит! Прям по нему пойдем и выйдем к реке.
Да, действительно, срезать можно было довольно большой крюк. Сергей, немного подумав, направился к ручью.

***
Первое время путь казался легким, несмотря на непрекращающийся ливень. Ручей вымыл всю землю со своего пути, поэтому кусты растительности, кое-где доходящие до пояса, не мешали их продвижению. Сначала они пытались перепрыгивать с камня на камень, чтобы не сильно замочить ноги, но через время,поняв всю безуспешность этих попыток, решили идти прямо по воде. В кроссовках противно хлюпало, былое хорошее настроение испарилось без следа. Шли молча. После начала спуска прошло уже больше часа. Ручей из под ног исчез внезапно. Просто в какой-то момент он вышел из своего русла и тек дальше сплошным потоком воды, расширяясь с каждым метром все шире и шире. Через несколько метров уже было не разобрать — то ли под ногами ручей, то ли просто дождевая вода стекает вниз по склону. Заросли высокой травы стали превращаться в причудливые кустарники. Где начинается один и заканчивается второй, определить было невозможно. Хитросплетения веток образовывали одну сплошную массу, которая поднималась еще на метр выше голов горе-путешественников. Приходилось продираться сквозь заросли. Мало того, что сухого места на них давно не осталось, так еще и колючие ветки били по лицу и рукам, оставляя на них кровоточащие царапины.

Истерика у Даши началась в тот момент, когда они заметили, что идут уже не по земле, а по толстым веткам, сплетения которых не давали возможности наступить на твердую поверхность.
— Да мы умрем здесь! Мы не выйдем отсюда никогда! Посмотри! Там дальше еще хуже! Мы застрянем здесь и умрем просто! — она кричала и размахивала руками, еще больше их раня. На лице не было видно слез, потому что они перемешивались с каплями дождя, кровью из разодранного лица и грязи.
Сергей, еле удерживаясь на ногах, пробрался к ней и прижал ее к груди.
— Все нормально, Даш, успокойся! Я уже шум реки слышу. Прислушайся, чуть-чуть осталось, — на самом деле, шум дождя давно уже притупил их слух, и кроме него нельзя было ничего разобрать. Незаметно вытащив из кармана мобильный телефон, Сергей, продолжая обнимать Дашу, включил экран. Ни одного деления приема сигнала.
«Вот это уже совсем плохо» — подумал он, — «возвращаться смысла нет. Тогда мы точно до темноты не успеем. Уже темнеет. Выход один — идти дальше. Но сколько осталось до реки? 100 метров или 5 километров? Мы и так еле ползем через эти джунгли. Что дальше то будет?»
— Дашка, совсем чуть-чуть осталось! Ну-ка, взбодрись! Давай песни петь, давай? Ничего на свете лучше не-е-ту, чем бродить…
— Да заткнись ты! Ты понимаешь, что мы погибнем здесь? Понимаешь? Никто нас искать не будет! Мы никому и не сказали даже, куда мы собрались! Тут даже костер не разведешь! Просто сдохнем здесь! — она закрыла лицо руками и затряслась.
— Даш, нужно идти, понимаешь? Я на самом деле реку слышу. Тут немного совсем! Нельзя сдаваться! Нужно идти!

***
Сергей продирался сквозь кустарники, слыша за спиной редкие всхлипы. Сумерки потихоньку превращались в темноту. Сплетения веток становились все гуще и гуще. В некоторых местах они настолько плотно прилегали друг к другу, что приходилось подолгу на ощупь искать место, где можно было пробраться сквозь них. Пытаясь казаться веселым, он продолжал напевать детские песни, чтобы хоть как то показать Даше, что все в порядке. Но наступил тот момент, когда жгучие щупальца паники все-таки схватили и его. «Мы ведь, действительно, можем погибнуть!». В тот же момент, что-то под ногами хрустнуло и он провалился куда-то вниз.

***
Полет был недолгим. Пролетев несколько метров, он шлепнулся в воду.
— Река, Дашка! Мы вышли! — кричал он, совсем не чувствуя боли. У берега реки глубина была совсем небольшой. Вода немного не доходила ему до коленей. Взглянув вверх, он увидел, что берега как такового здесь и не предусматривалось. Отвесная стена, по которой вверх уползали корни и ветки этого проклятого кустарника, заканчивалась метрах в трех над ним.
— Сергей! Ты где? — послышалось сверху.
— Я тут, Даш, внизу! Постарайся аккуратно по корням спуститься! Мы вышли, Дашка!
Через несколько минут, они уже стояли по колено в ледяной реке. Даша была похожа на черта, потому что пока спускалась вниз, цепляясь за ветки и корни, успела измазаться так, что комья глины и грязи ровным слоем покрывали ее с ног до головы. Сергей выглядел не лучше.
Их радость несколько поутихла, когда они посмотрели на реку. Первая переправа показалась им райским местом. Здесь же был сплошной бурлящий поток. Кое-где из под воды выглядывали верхушки валунов, но перебраться по ним не было никакой возможности. Ночь уже практически наступила. Слева невдалеке виднелись два огромных камня, лежавших посреди реки. Каждый из них был размером в небольшой микроавтобус. Расстояние между ними было непреодолимым. Даже Сергей не смог бы перепрыгнуть с одного на другой. Поток воды огибал их с двух сторон, между ними же он просто бесновался, превращаясь в ревущую стремнину, будто злясь на то, что они попались ему на пути. Спасение было так близко, но пять метров между камнями, делали его недосягаемым.
Путники уже не чувствовали ног. Ледяная вода сковывала движения мгновенно. Еще раз взглянув на два камня, Сергей замер от изумления. В густых сумерках он отчетливо увидел, что между ними лежит ствол небольшого дерева. Он мог бы поклясться, что буквально минуту назад, когда он разглядывал их, никакого ствола там не было.
— Пошли, Дашка! Быстрее!
После нескольких попыток преодолеть расстояние от берега до первого камня, они наконец-то добрались на него. Сопротивляясь водному напору, так и норовившему оттолкнуть их от него, они кое-как взобрались на глыбу.

***
Ствол дерева оказался тоньше, чем ему казалось снизу. Толщиной сантиметров в десять, скользкий от воды и совсем не крепко закрепленный, он лишал возможности перейти по нему стоя.
— Дашка! — он взял ее лицо в руки и заглянул в глаза, — я сейчас поползу по нему, если он выдержит меня, то тебя тем более. Смотри и запоминай, как именно я буду это делать. За мной поползешь ты. Слышишь меня? Сначала ты ляжешь на него, потом руками подтянешь себя немного. Правой ступней обхватишь ствол сверху. Слышишь? Запоминай! Правой ступней сверху. Просто положишь ее на ствол, колено свесишь вниз. Ясно? Левую ногу опустишь вниз, поняла? С помощью нее ты будешь балансировать. Ни в коем случае, не цепляйся ею за ствол! Запомнила? Левую ногу вниз!
Даша смотрела на него равнодушными глазами. Сергей понял, что еще чуть-чуть и она совсем отчается. А это хуже всего. Она может просто сесть на камень и отказаться что-то делать.
— Я пополз. Смотри внимательно. Ты тоже сможешь, — с этими словами он лег на ствол. Возможности смотреть куда-либо еще, кроме как вниз, у него не было. Поток ревел в метре под ним. Немного повернув голову влево он увидел, что дальше начинаются пороги. Это означало только одно — любое неосторожное движение и он с вероятностью 90 процентов, труп.

***
Говорят, в такие моменты вся жизнь проносится пред глазами. Неправда. Ничего перед ними не проносится. У Сергея, к примеру, перед глазами очень медленно проползали сантиметры скользкого дерева. Вот то, что время начинает тянуться как резина — вот это правда. Эти минуты показались ему вечностью. Лишь когда пальцы, после очередного подтягивания, воткнулись в камень,он облегченно вздохнул. Выбравшись на него, он обернулся. Даша сидела на другом камне и рыдала. Ей было очень страшно.
— Дашка! Это совсем просто, Даш! Давай, аккуратно! — Сергей пытался перекричать шум гремящей воды, — делай все, как я тебе говорил! Ты сможешь, я знаю! Тут то осталось — переползти и все! Смотри сколько мы сегодня всего испытали! Давай, Даш!
Даша не двигалась.
— Ну что ты, в самом деле? Ну, вставай! Вставай уже!
Сергей размахивал руками, кричал, уговаривал, но никак не мог заставить ее подняться. Уже потеряв всякую надежду, он тоже сел на камень.
— Даш! Тебя же дома ждут! Слышишь? Мама, папа… А ты сидишь там… Что они делать то без тебя будут, а?
Девушка убрала руки от лица, всхлипнула и поползла…

***
Они смутно помнили, как выбирались на берег, как молча шли по ночному лесу. Уже сидя в теплом домике лесника, закутанные в одеяла, они равнодушно слушали рассказы старика о том, что лет десять назад единственный навесной мост на тот берег решили демонтировать из-за участившихся случаев гибели людей на переправе. Трупы людей вылавливали в поселке в нескольких километрах ниже по течению. С тех пор, даже местные не ходят за реку. О том, что экскурсии на водопад строго запрещены из-за постоянной угрозы камнепада. О том, что многих людей, которые зачем то все же шли туда, так и не нашли. О том, что на том берегу он часто видит медведей, а недавно заметил, что у одной медведицы появился выводок и что встреча с ней очень опасна. Да много о чем он говорил, а они сидели молча и думали о своем…

С тех пор прошло уже много времени, но Сергей до сих пор не уверен, действительно ли, он просто не заметил ту спасительную соломинку, которая их и выручила или, все же, ее и на самом деле там не было в тот момент, когда он первый раз посмотрел на камни. А если и была, то откуда она там появилась? Кому понадобилось переходить реку в этом гиблом месте, а главное — зачем?

Вряд ли когда-нибудь он узнает ответ на свой вопрос, но когда он оказывается в компаниях, где начинаются разговоры на тему существования Бога или Ангелов-Хранителей, он закуривает сигарету и хитро прищуриваясь, молча улыбается.

© ЧеширКо
Tags: Лучшее, Рассказы, ЧеширКо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment