cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Защитник Сказочных Душ (части 1-3)



Часть 1

— Мама, я тебе говорю еще раз. Это нужно пресекать на корню, — слова молодой девушки отражались эхом от стен тронного зала дворца матери.
— Я не вижу поводов для беспокойства, дочь моя. Кощей — один из самых преданных слуг нашего мира.
— Ты забываешь о том, что раньше он был человеком. Никогда не стоит доверять до конца тем, в чьих венах когда-то текла тёплая кровь. Да, у меня нет фактов, которые могли бы прямо указать на его симпатии к миру живых или миру светлых, но мне не дают покоя мысли о том, что именно побудило его помочь им в той битве у Калинова Моста.
Морена облокотилась на спинку трона и ненадолго задумалась.
— Ты считаешь, что он поступил неправильно? И наша судьба, и судьба светлых висела на волоске. Тогда мы оказались перед общим врагом и глупо было бы оставить светлых без помощи. Следующими были бы мы.
— Гораздо правильнее было бы поступить следующим образом, — девушка присела на ступень, возвышавшуюся перед троном правительницы навьего мира, — как ты помнишь, со светлыми был подписан договор о ненападении в связи с опасностью вторжения врагов с запада.
— Да, дочь моя, я прекрасно это помню, — снисходительно улыбнулась Морена.
— Этот договор не обязывал нас помогать светлым. Будь я на месте Кощея, я бы просто дождалась момента, пока от армии Сварожича осталась бы кучка раненых бойцов и только после этого обрушила бы все силы нашей могущественной армии, добив и тех и других. Но что-то или кто-то, — девушка многозначительно приподняла бровь, — заставил его сделать это раньше. Не кажется ли тебе это странным?
— Разве после битвы договор не был расторгнут?
— Да, верно, Кощей разорвал договор сразу после победы.
— Тогда к чему эти обвинения? — Морена нахмурила брови, — нельзя его упрекнуть в непоследовательности.
— Разве я упрекаю его? Нет, я говорю о том, что его действия у Калинова Моста кажутся мне странными. И, если уж быть до конца откровенной, меня смущает его близкое общение с этим вонючим болотником.
— С каким еще болотником?
— Я не знаю, как его зовут, но я его помню. С тех пор прошло много времени, но я своими глазами видела, как этот болотник стал нашим слугой. И он из человеческого рода. Не слишком ли много рожденных живыми в нашей армии? Неудивительно, что Кощей приблизил его к себе. К тому же, у меня есть подозрения, что именно он каким-то образом повлиял на решение Кощея атаковать пришельцев с запада и, тем самым, помочь светлым.
— Откуда у тебя такие подозрения?
— Мама, ты забываешь еще об одном, — усмехнулась девушка, — на стороне светлых был еще один человек. Они называли его Лекарем. Не слишком ли много совпадений? Не кажется ли тебе, что это всё неспроста и Кощей поступил бы по-другому, не будь там человека?
Морена пристально посмотрела на свою дочь.
— Я знаю, о чем ты думаешь, — кивнула девушка, — за столько лет в нашей армии и Кощей и болотник должны были забыть о своем происхождении и о той истории с Домовыми. Но вдруг это не так? Вдруг, каким-то образом, все воспоминания так и остались в его голове? Ты понимаешь, что это может стоить тебе трона? У нас под носом человек, хоть и бывший, управляет нашей армией! Они в любой момент могут повернуть оружие в нашу сторону, ты это осознаешь?
Несколько минут прошли в тишине. Пара морщинок на переносице Морены то исчезали, то снова появлялись. Видно было, что она сопоставляет все факты, описанные ее дочерью, в своей голове.
— Что ты предлагаешь? — наконец-то произнесла она.
— Я знаю, как вывести Кощея на чистую воду. И я смогу это сделать. А если я ошибаюсь, то ты получишь гораздо больше, чем можешь себе представить.
Морена цокнула длинными ногтями по подлокотнику трона и задумчиво наморщила лоб.
— Что тебе потребуется для этого?
— Ничего, мама. Лишь твое согласие на полную свободу моих действий.
— С того дня, когда мы, с твоей помощью, сделали его князем нашей армии и до сегодняшнего дня, у меня не было ни малейшего повода для того, чтобы усомниться в его верности. Но… Ты права, он из людского рода и этого нельзя изменить. Я не буду противиться твоему желанию сохранить наше царство и уберечь его от врагов. Надеюсь, что ты ошибаешься на счет него, но проверить не помешает, — Морена вздохнула, — хорошо, дочь моя. Я согласна.
— Благодарю тебя, мама! — девушка поднялась со ступени и поклонилась правительнице, — я не подведу тебя, можешь быть в этом уверена.

Морена кивнула и дочь направилась к выходу из тронного зала. Ее шаги отдавались гулким эхом от мрачных серых стен, а на ее красивом лице, которое обрамляли длинные светлые волосы, играла улыбка.
— Всему приходит конец, Кощей, — еле слышно прошептала она, — я уже не та милая девочка Злата, которую ты нянчил в своих руках. Завтра этими же самыми руками ты посадишь меня на свой трон. Тогда придет время темных. Я уничтожу армию Сварожича, вот увидишь. А ты мне в этом поможешь.

***
Часть первая.

— Ну и кто это? — протяжный мелодичный голос раздался над головой девочки.
— А ты не видишь? — ответил ему другой, хрипловатый голос.
Девочка подняла голову и оглянулась. Первое, что она увидела, была огромная морда большого кота, который с интересом ее разглядывал.
— Ой, кот, — сказала она первое, что пришло ей в голову.
— Видишь? — сказал кот куда-то в сторону, — она знает, кто я. А вот тебя она вряд ли узнает.
— Сильно ты умный, по-моему. А ну, подвинься! — из-за спины кота появился высокий старик, — ты откуда здесь появилась?
— Ого! Какой у вас большой глаз! — засмеялась девочка, — а где второй?
Кот открыл зубастый рот и задергался в приступе кошачьего смеха.
— Чего молчишь? — немного отдышавшись, спросил он у своего друга, — тебя спрашивают — куда второй глаз спрятал? Может в карман закатился?
— Я тебе говорил, чтобы ты не смеялся над моим глазом? Говорил? — старик поднял с земли небольшую ветку и замахнулся ею на кота.
— Всё, всё, успокойся, Верлиока. Пошутили и хватит, — кот снова посмотрел на девочку, — рассказывай, откуда ты тут появилась, как зовут, что из еды есть с собой?
Девочка поднялась на ноги и снова оглянулась. Она стояла на небольшой полянке посреди густого леса. Трава доходила ей почти до пояса.
— Меня зовут Алиса, а вас?
— Почти как лиса, только одна буква лишняя, — отметил кот.
— У тебя голова одна лишняя, а не буква, — недовольно пробурчал старик и снова посмотрел на девочку, — ты нам лучше расскажи, как ты сюда попала?
— Очень невежливо узнать, как меня зовут и не сказать, как зовут вас, — скривилась Алиса.
— Я — Баюн, — замахал хвостом кот, — а этого деда я не знаю. Он ходит за мной постоянно и бросается всяким мусором.
Старик еще раз замахнулся веткой и бросил ее в сторону убегающего кота.
— Вот видишь, я ж говорил! — кот увернулся от летящего предмета и, немного постояв на месте, стал потихоньку приближаться обратно, с опаской поглядывая на старика.
— Меня зовут Верлиока, — представился дед, — теперь ты расскажи нам, что ты здесь делаешь?
— Ничего не делаю. Сижу на полянке, а что, нельзя?
— Как бы тебе сказать… — задумался Верлиока, — это не совсем обычное место и не совсем обычная полянка. Сюда очень сложно попасть таким, как ты. Только по приглашению.
— Ну, значит меня пригласили, — улыбнулась девочка, — а вообще, я просто гуляла по лесу. Он недалеко от нашего дома, где я живу. И тут — раз! И уже сижу здесь. Только этот лес не очень похож на наш.
— Вот и я о том же… — Верлиока задумчиво погладил седую бороду, — Баюн, что делать будем?
— А что делать? Отведем к Сварожичу, пусть он и думает.
— Ну да, у тебя ж голова для этого не предназначена… — старик снова повернулся к девочке, — а тебя что, совсем не смущает, что этот кот разговаривает?
— Неа, — махнула головой Алиса, — я вас знаю. Мне родители про вас рассказывали.
— Правда? — оживился Баюн, — тогда они должны был рассказать тебе, что я очень люблю сметану и мясо. Они передали что-нибудь?
— Баюн! — Верлиока грозно сверкнул глазом на своего говорливого друга.
— Я ж не знала, что я вас встречу, поэтому ничего не взяла с собой.
— Тогда мой уровень интереса к тебе только что ополовинился, — заявил Баюн и улегся в траву, подставив свой меховой живот летнему солнцу, — но осталась еще половина. Хочешь, я спою тебе одну песенку?
— Баюн, закрой рот! — топнул ногой Верлиока, — не обращай на него внимания, он дурачок.
— Ага, конечно, — послышалось из травы, — как мышь поймать, так: «Баюн, Баюн! Быстрее, она уже мои лапти доедает!», а как спеть, так сразу — дурачок. Лови их сам теперь!
Старик поежился от упоминания мышей и немного снизил тон.
— Ладно, ладно. Пойдем к Сварожичу, пока не стемнело.
Он аккуратно взял девочку за руку и повел ее сквозь высокую траву. На секунду он остановился и внимательно посмотрел в лесную чащу, но, не ожидавший его остановки кот, перепрыгивающий заросли немного позади, тут же врезался ему в спину. Старик погрозил ему кулаком, потер поясницу и снова принялся пробираться сквозь траву.

Часть 2

— Шестьдесят семь. Илья, ну что ты сидишь? У тебя же шестьдесят семь! Потом снова будешь причитать, что все тебя обманывают.
— Да задумался просто… — богатырь подпер голову огромной рукой и положил пуговицу на карточку.
— Двадцать четыре.
— Сколько?
— Двадцать четыре, бабуль.
— Тридцать четыре?
— Двадцать! Не тридцать, а двадцать! — крикнул Сварожич Яге, наклонившись вперед.
— Двадцать? — расплылся в улыбке Муромец, — тогда у меня всё. Линия!
— Да не двадцать, а двадцать четыре!
— Тридцать четыре у меня есть, — довольно протянула Яга и потянулась за пуговицей.
— Да нет же! — Сварожич схватился за голову.
— Всё, бабуль, не ставь уже, я выиграл, — пробасил Илья и подмигнул Яге.
Сварожич хотел было возразить, но потом махнул рукой и, отодвинув от себя мешочек с бочонками, уставился в окно.
— Яга, что там нового у навьих? — спросил он, — как Кощей?
— Всё по-старому, что там может быть нового? Ничего интересного. Кощей жив-здоров.
— Прям жив? — усмехнулся Муромец, складывая пуговицы в специальный мешочек.
— Ну… Насколько ему это позволяет физиология.
— Женился что-ли? — Илья удивленно посмотрел на Ягу.
— Почему женился? — ответила она ему таким же взглядом.
— Ну ты ж говоришь — насколько позволяет эта… Физиоольгия. Что за имя такое? Не из наших краев что ли?
Сварожич громко вздохнул и молча покачал головой.
— Я говорю — физиология насколько позволяет, — пояснила Яга.
— Да не важно. А когда свадьба была?
— Илья… — Яга немного помолчала, придумывая, как бы не обидеть лишним словом богатыря, но потом, по примеру Сварожича, вздохнула и принялась собирать карточки от лото в одну стопку.
— Тишина, — еле слышно прошептал Сварожич, — ничего нового.
— А это разве плохо? — Яга закончила собирать карточки и, усевшись поудобнее, вытянула ноги под стол, — чего тебе не хватает то?
— Как это чего? — оживился Муромец, — вот возьми мою историю. Она вся сшита из ратных подвигов и великих побед. Без них и меня бы не было. Никто бы обо мне не узнал. Никому бы я был не нужен, понимаешь? Сколько уже лет прошло с битвы у Моста? С тех пор тишь, да гладь. Скучно же.
— А что, чтобы быть нужным, обязательно воевать?
— А как еще? Я — воин. Богатырь. Это моя стезя, у меня другой нет.
— А если не с кем воевать? А главное — не за чем. Тогда что?
— Вот и я говорю — тогда что?
— Эх, Илья, Илья, — Яга усмехнулась, — настоящий воин и богатырь и в мирное время найдет, чем себя прославить, да другим примером своим показать, что сила его не только в руках, но и в сердце.
— Это как? — Муромец почесал затылок.
— А вот так. Мирными, да добрыми делами нужно прославляться, а если уж враг у ворот, тогда и меч в руки взять — не грех. А что от тебя толку, если ты только о том и думаешь, как бы кому по голове настучать?
— Ааа… Понятно теперь, — Илья расплылся в улыбке и хитро покосился на Ягу, — Опять крыша протекла в избушке? Перекрыть надо?
Яга поджала губы и, грустно вздохнув, кивнула головой.
— Тогда ясно. А то я думаю, что ты мне говоришь такое непонятное?!
Стук в дверь отвлек собеседников от разговора.
— Кто? — крикнул Сварожич.
— Мы, — раздалось из-за двери.
— Никакой дисциплины, — вздохнул он, — входите.
Дверь, скрипнув, приоткрылась и в комнату заглянула веселая морда Баюна. Не успев ничего сказать, она быстро исчезла и снаружи послышалось пыхтение и звуки борьбы. Через пару секунд в комнату вошел Верлиока.
— Здравы будьте, други, — слегка поклонился он, — Сварожич, дело у нас тут…
— Ну говори, чего молчишь?
Верлиока покосился на Ягу и немного замялся.
— Дело такое… Не для всех, скажем так.
— Да ладно тебе, старик, — рассмеялся Сварожич, — говори уже, что случилось? Опять Баюн набедокурил?
— Да нет… — старик еще некоторое время посомневался, затем открыл дверь и приглашающим жестом махнул рукой, — Собственно, вот…
В комнату вошел Баюн, недовольно зыркнув на старика. За ним на пороге появилась Алиса.
— Здрасти, — смущенно поздоровалась девочка.
Все присутствующие молча смотрели на нее. Первым от удивления отошел Сварожич.
— Здравствуй, здравствуй. Ты откуда здесь?
— Из дома. Я дедушке уже все рассказала. Меня зовут Алиса. Я гуляла по лесу…
— Какому дедушке? — встрепенулся Баюн, — а, этому… Я уже подумал, что это ты меня так…
— Баюн, помолчи, — повысил голос Сварожич, — продолжай, Алиса.
— Я гуляла по лесу, у нас дом недалеко, и оказалась в другом лесу, в вашем. Потом я встретила дедушку и кота. Они меня и привели знакомиться с вами. А вы здесь главный? А вы — Баба Яга? А покажете мне вашу избушку? А где живут русалки? А можно…
— Погоди, Алиса, — Сварожич вытянул вперед обе ладони, пытаясь защититься от шквала вопросов, — погоди, мы тебе всё покажем и расскажем, только ты не торопись, хорошо?
Девочка кивнула.
— Значит, ты просто гуляла и вдруг оказалась у нас, верно?
— Да.
Сварожич нахмурился и на минуту задумался.
— Верлиока, у вас в домике место найдется для Алисы?
— Найдется, Баюн на полу пока поспит.
— А может ты сам на полу поспишь, а? — мотнул хвостом кот.
— У меня радикулит, ты же знаешь, я не могу.
— А у меня… А у меня эта… Как ее? Полобоязнь. Между прочим, третьей стадии.
— Нет такой болезни, Баюн, не выдумывай.
— Как нет? Полобоязнь есть, а болезни нет? А как ты думаешь, почему я всю свою молодость на железном холодном столбе просидел? От нечего делать? Полобоязнь! — Баюн с важным видом поднял лапу и попытался оттопырить палец, придав своим словам больше значимости. Но это у него не получилось, зато, заметив торчащую между подушечек, шерсть, он принялся выгрызать ее, совсем забыв о разговоре.
— В общем, разберетесь там, я думаю, — наблюдая за Баюном, сказал Сварожич.
— Устроим, не переживай.
Сварожич обернулся ко всем собравшимся.
— Други, раз у нас гостья, окажите ей великодушный прием, прогуляйтесь по окрестностям, поведайте о нашей славной земле. Я присоединюсь к вам чуть позже, хорошо? — Сварожич обернулся к Верлиоке, — ты останься.
— Я бы с удовольствием, но вечереет уже, мне домой надо. В следующий раз, обязательно присоединюсь, — Яга, покряхтев, встала со скамьи и направилась к выходу, — увидимся еще.
На прощание, улыбнувшись Алисе, она вышла из комнаты.
— А нам спешить некуда, да, Илья? — отвлекся от своей лапы Баюн, — мы устроим экскурсию.
— Кого устроим?
— Ай, да не важно, пойдем, говорю, покажем Алисе наши красоты.
— А… Ну, это можно, — Илья резво поднялся и, в сопровождении Баюна и Алисы, направился на улицу.
Дверь закрылась и Сварожич остался с Верлиокой вдвоем.
— Кто это, старик?
— Алиса.
— Это я уже понял. Она, ведь, человек?
— Человек.
— Не нравится мне это все, — Сварожич присел на скамью.
— Почему? Что плохого то?
— С одной стороны — ничего плохого. А вот с другой… Помнишь Лекаря?
— Помню, конечно.
— Ты помнишь, сколько сил мы отдали на то, чтобы он появился у нас? Тогда мы пришли к решению о том, что без человека мы погибнем в битве с пластмассовыми. Плюс ко всему, он давал нам небольшие гарантии от удара в спину со стороны навьих. Кощей тогда очень нам помог, но сейчас дело не в этом. Я к тому, что появление у нас Лекаря было целой операцией. Мы задействовали сотни Домовых, мы произвели отбор, самым сложным было перенести его сюда. У нас не было ни малейшего представления о том, как он поведет себя и на чью сторону встанет. Лекарь показал себя настоящим бойцом и мы, можно сказать, обязаны ему жизнью. А тут вдруг, ни с того, ни с сего, у нас появляется эта девочка. Как это объяснить?
Верлиока пожал плечами.
— Еще эта навья девка лезет там не в свои дела…
— Какая девка?
— Да не важно, — Сварожич покачал головой, — странно это все, старик.
— Так что нам теперь делать? Может, отправим ее обратно и всего делов?
— Нет, пока не нужно. Посмотрим, к чему это все.
— Да и вообще, может она как-то случайно к нам попала? Мало ли, чего только не бывает. Особенно у нас.
— Может быть, ты и прав. Очень хочу в это верить, Верлиока. Ладно, иди, береги ее, не отходи ни на шаг, понял?
— Понял, Сварожич, — старик кивнул и вышел из дома.

Часть 3

Кощей сидел на своем троне и отдавал короткие указания болотнику Бориславу, стоящему рядом с ним.
— Увидишь Ягу, передай ей, что я распорядился выслать к ней ремонтную бригаду. Будут перила на Калинов мост делать. Пусть их не гонит, как в прошлый раз.
— Зачем там перила, князь?
— Пусть будут. Если есть мост, должны быть и перила.
— Но их там изначально не предусматривалось, — почесал подбородок Борислав, — чтобы те, кто переходит через мост, испытывали некоторый страх. Зачем менять то, что было сделано еще нашими предками?
— Какими предками, Борислав? Твоими что ли? Может хватит уже страх нагонять на бедные души? Им и так не сладко приходится.
— Дело твое конечно, но все же…
— Я сказал — сделать перила. Что непонятного?
— Да понял я, понял. Сделаем.
Кощей ненадолго задумался, вспоминая, какие указы он еще хотел отдать.
— К Сварожичу нужно сходить еще…
— Зачем?
— Смородинка разлилась весной и на изгибе своем смыла мысочек небольшой. Нужно с ним карты новые составить и границу новую провести.
Массивная дверь в тронный зал распахнулась и на пороге возникла белокурая девушка. Немного постояв на месте, она решительно зашагала прямиком к Кощею.
— Опять эта… — проворчал Кощей себе под нос так, чтобы его никто не услышал.
Борислав опустил голову в легком поклоне и отступил на шаг назад, уступая ей дорогу. Та лишь бросила на него высокомерный взгляд и прошла мимо.
— Здравствуй, князь!
— И ты здравствуй, дочь Морены. Что тебя ко мне привело на этот раз?
— Плохие вести меня привели к тебе.
— Плохие для кого? Для меня или для тебя? — с еле скрываемым пренебрежением, спросил Кощей.
— А разве у нас с тобой разные поводы для радости и огорчения? — подозрительно прищурившись, ответила Злата.
— Нет конечно. Говори, что случилось?
— С одной стороны, ничего особенного, князь. А с другой — судя по всему, нас ожидает большая война.
Брови Кощея сами собой подпрыгнули вверх.
— Какая война? С кем?
— Хотелось бы выслушать твои предположения, но я уверена, что правильный ответ ты назовешь самым последним. Ты же не поверишь, что твой дружок Сварожич замышляет против нас недоброе, правда?
— Никакой он мне не дружок. Это первое. А второе…
— А не слишком ли часто вы с ним встречаетесь, а? Или у вас есть какие-то общие интересы? Я думала, что ты — Великий Князь Навьего Царства. И что ты, в первую очередь, должен заботиться о наших интересах. Вместо этого я вижу дружеские посиделки и разговоры ни о чем с нашим общим врагом, который спит и видит, как бы захватить наши земли.
Длинные пальцы Кощея обхватили подлокотник и слегка побелели от напряжения. Но он сдержал свой порыв негодования и продолжил беседу в спокойном тоне.
— Злата, когда я стал во главе нашего войска, я поклялся, что буду служить ему и нашему царству до скончания веков. Неужели ты усомнилась в правдивости моих слов? Неужели ты хочешь мне сказать, что я недостойно несу свою ношу и не оправдываю доверия, оказанного мне Мореной?
В черных глазах Кощея пробежали недобрые огоньки.
— Прибереги свои нервы, князь, — зыркнула девушка исподлобья, — они тебе еще пригодятся. Но ты прав кое в чем. И я пришла сюда не обвинять тебя в твоей неверности. Я пришла сказать тебе, чтобы ты готовился к войне.
— Да на каких основаниях? С кем? — не выдержал Кощей.
— Со светлыми, с кем же еще? А что до оснований, так их вполне достаточно.
— Злата, я виделся со Сварожичем около месяца назад и…
— Вот это меня смущает больше всего, — перебила его девушка, — насколько я помню, мы находимся все-таки по разные стороны Смородинки.
— И что? Разве мы с ними враги? Это значит только то, что мы соседи. По большому счету, на одной земле живем. О какой войне ты говоришь?
Злата подошла поближе и оперлась на высокую спинку трона.
— Позволь мне напомнить тебе, Кощей, одну историю. Ты ведь помнишь битву у Калинова Моста?
— Да, я помню ее, — Кощей напрягся и заерзал на своем троне.
— Нет, нет, не переживай, — успокоила его Злата, — я не собираюсь упрекать тебя напоминаниями о твоем приказе, который ты отдал войску. Ты — князь и только ты мог решать стоит ли помогать светлым или нет. Я хочу, чтобы ты вспомнил человека, который появился в войске Сварожича незадолго до битвы и который, несомненно, сыграл важную роль в ее исходе. Помнишь такого?
Злата хитро улыбнулась.
— Да, я помню, — ответил Кощей и бросил быстрый взгляд на Борислава. Тот стоял неподвижно, опустив в пол глаза.
— Откуда он появился?
— Я не знаю. Видимо, Сварожич вытянул его из мира людей. К чему ты клонишь, Злата?
— Ага, — девушка кивнула головой, — выходит, что зная о предстоящей битве, Сварожич укрепляет свое войско человеком? И надо сказать, весьма успешно. Верно?
— И что?
— И то, князь, что вчера у светлых снова появился человек.
Злата отошла на пару шагов, чтобы насладиться эффектом, произведенным своими словами, но Кощей оставался внешне спокоен. Лишь Борислав поднял голову и о чем-то задумался.
— На первый взгляд, ничего из ряда вон выходящего, правда? Но есть одно «но». Я не вижу на подступах к нашим землям никаких армий. С какой целью он вызвал человека? Ты не знаешь, князь?
Кощей молчал.
— Тогда я тебе скажу, — лицо Златы стало жестким. Брови опустились, а глаза прищурились, — он хочет напасть на нас. И нужно быть большим глупцом, чтобы не связать эти два события вместе. Человек всегда появляется перед войной.
— Откуда у тебя эти сведения? — еле слышным голосом промолвил Кощей.
— Яга видела этого человека своими глазами. Я думаю, что нет поводов ей не доверять, — Злата спустилась по ступеням с постамента, на котором возвышался трон и взмахнула гривой своих волос, — готовь армию, князь. Я уверена, что нападение произойдет со дня на день. И будет лучше, если ты ударишь первым. Я все сказала. До встречи.
С этими словами она развернулась и быстрой и решительной походкой направилась к выходу. В зале повисла тишина. Борислав молча наблюдал за князем, который сидел и смотрел перед собой пустыми глазами.
— Неужели это правда? — скорее сам себе, чем кому-то сказал Кощей.
Болотник неслышно приблизился к трону и остановился.
— Князь, я понимаю, что мое мнение ничего не значит, но… Не спеши с выводами.
— Борислав, отмени встречу со Сварожичем и все ремонтные работы. На завтра я назначаю Совет Нави. Вызови Ягу. Я хочу сам расспросить ее о том, что она видела.
— Я понял тебя, князь, но все же…
— Что? Что ты хочешь сказать? — повысил голос Кощей, — я и так один раз уже послушал тебя. С тех пор эта девчонка не упускает случая, чтобы не напомнить мне о том, что мой приказ послать на помощь светлым нашу армию, был недальновидным.
— Остынь, князь. Эта девчонка давно метит на твое место. И ты об этом прекрасно знаешь. Тогда, когда ты стал князем, она была слишком мала для этой роли. Сейчас она подросла вместе со своими желаниями. Подумай, это может быть просто провокацией. Мы не знаем, что за человек появился у светлых и вообще, действительно ли он там появился. Завтра ты объявишь им войну и останешься крайним. Или наоборот — пропустишь это мимо ушей, а Злата сразу же побежит к Морене с жалобами на твое попустительство. Понимаешь, чем это грозит?
Зубы Кощея сжались и заскрипели.
— Завтра — Совет Нави. Я все сказал. Можешь приступать к выполнению.
Борислав покачал головой и сгорбившись, покинул тронный зал.

Продолжение следует...

©ЧеширКо

Recent Posts from This Journal

  • Нехороший сосед

    Денис был очень рад покупке новой квартиры. Еще бы, ведь он мечтал об этом несколько последних лет, отказывая себе практически во всем. Наконец-то…

  • "Няньки. Прощание"

    Еще одна замечательная картина от художника Вячеслава Алатырского.

  • Личный Ангел

    - Братец, воды бы попить... Слышишь, братец? Сознание вернулось вроде бы и быстро, но туман в голове все еще путал мысли и не давал понять - где…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments