cheshirrrko (cheshirrrko) wrote,
cheshirrrko
cheshirrrko

Письмо

Старик поставил на стол тарелку с борщом и, покряхтев, уселся на стул. Полоска солнечного света пробивалась сквозь неплотно задернутые шторы и упиралась в солонку. Тишину нарушали лишь тикающие часы на стене. Взяв в руки ложку, старик задумчиво посмотрел на засохшую муху, которая уже невесть сколько времени лежала на подоконнике. Затем, как-будто очнувшись, он принялся неспеша размешивать борщ. Закончив с приготовлениями, он поднес ложку ко рту, но тут же опустил ее обратно в тарелку.
— А можно не смотреть на меня, хотя бы когда я ем?
Женщина в черном, сидящая напротив, удивленно посмотрела на старика.
— Или ты думаешь, что я тебя не вижу? — насупил брови старик.

— А я что? Мешаю?
— Хотя бы в рот мне не заглядывай, ладно?
— Ну… Ладно… — растерялась смерть.
Дед звучно отхлебнул из ложки и снова замолчал. В доме снова наступила тишина, разбавляемая тиканьем часов.
— А вас ничего не удивляет? — смерть придвинулась поближе, — у вас нет ко мне никаких вопросов?
— Нет, — сухо ответил старик и продолжил есть борщ.
Смерть молча перевела взгляд с деда на тарелку.
— Вам что, борщ важнее моего прихода?
— А чего ты пришла? Я здоров, ничего не болит. Ошиблась, наверное, адресом.
— Ну вот, — обрадовалась смерть, — значит есть вопросы. А пришла я, потому что…
— Ошиблась адресом, я понял, — перебил ее старик.
Женщина снова замолчала. Судя по всему, поведение этого человека ставило ее в тупик.
— Я ж говорю — здоров, не жалуюсь. Так что, тебе тут делать нечего.
— А вот и есть. Могу рассказать.
— Себе расскажи, — буркнул дед и потянулся к солонке.
— Соль, между прочим, белая смерть. Вы знаете?
— Зато вкусная и молчаливая, в отличие от тебя.
— Что-то не заладился наш разговор… — смерть вздохнула и откинулась на спинку стула.
— А мне с тобой и говорить не о чем. Я все сказал.
— Ладно, я тогда расскажу о цели моего прихода, а вы ешьте и слушайте, хорошо?
— Забыла кое-что.
— Что?
— Приятного аппетита пожелать.
— Эээ… Приятного аппе…
— Спасибо. Начинай, — снова перебил ее старик.
Удивленно покосившись на старика, смерть, тем не менее, начала рассказ.
— Я недолго. Постараюсь вкратце. Дело в том что смерть всегда наступает тогда, когда человек перестает дышать. Это физическая смерть. Есть еще другая. Она очень медленная. Не знаю даже, как ее назвать. Моральная смерть. Пусть будет так. И вот она наступает тогда, когда о человеке никто не думает, не вспоминает и так далее. То есть, если никто не думает о человеке, то это значит, что его, как бы и нет. Понимаете меня?
— Ну, — кивнул старик, не поднимая глаз от тарелки, — дальше.
— Когда с человеком такое случается, рано или поздно он умирает физически. Скорее рано, чем поздно. Моя задача — этих людей курировать. Вы попали в эту категорию, поэтому должна вам сообщить, что… Ну, вы понимаете.
— Откуда такие сведения? У меня все нормально.
— Ну, зачем вы меня обманываете? — смерть улыбнулась, — у вас никого нет. И вы это знаете лучше меня. Друзей у вас не осталось, дети о вас и не вспоминают, соседи вообще обходят вас стороной.
Старик медленно положил ложку на стол и поднял глаза.
— И что теперь?
— У вас есть три дня, чтобы закончить свои дела здесь.
— А потом что?
— Через три дня я зайду еще раз. Все понятно?
Старик опустил глаза. Его взгляд упал на местную газетку, которую каждую неделю совали ему в почтовый ящик.
— Понятно, куда уж понятней… А ну, найди-ка мне тут ритуальные услуги, я где-то видел объявление, а сейчас без очков не вижу, — с этими словами он протянул женщине газету.
— Ритуальные услуги? — женщина взяла в руки газету. В ее глазах на секунду промелькнула растерянность.
— Ну да, надо ж подготовиться, — старик хитро прищурил глаза и слегка усмехнулся.
Смерть пролистала все четыре страницы и ткнула пальцем в небольшую заметку с изображением памятника.
— Вот, пожалуйста.
— Адрес какой там написан?
— Да тут, что-то не видно, света мало… В общем, потом очки найдете, сами прочитаете. Мне пора, — смерть резко поднялась со стула и направилась к выходу.
— Ну, ну… — усмехнулся старик и аккуратно сложил газету.

***
Три дня пролетели незаметно. Дед, одевшись в выходной костюм, сидел на том же стуле и рассматривал ту же самую засохшую муху, иногда поглядывая в окно.
— Готовы? — голос за его спиной заставил вздрогнуть.
— Да, почти. Может чаю попьем? — старик бросил быстрый взгляд на часы.
— Я, честно говоря, не нуждаюсь, но если уж вы желаете, то давайте. Только побыстрее.
Старик медленно встал и направился к плите.
— Все успели? — смерть опустилась на стул и закинула ногу на ногу.
— Да, вроде бы все.
Спичка зажглась с пятого раза, но тут же выпала из рук.
— Что-то руки совсем не держат, — вздохнул старик и очень медленно принялся доставать следующую. Смерть недовольно покосилась на старика и тоже взглянула на часы. Старик достал другую, но и она, выскользнув из рук, полетела на пол.
— Негоже спичками раскидываться, — пробормотал дед и принялся медленно нагибаться, чтобы поднять ее с пола.
— Так! — не выдержала смерть, — хватит тут театр устравивать. Вы специально тянете время!
— Да ничего я не тяну, — обиженно ответил он и, взглянув в окно, немного улыбнулся, — кто это там?
Смерть слегка отодвинула штору и выглянула в окно.
— Почтальон. Наверное, газету вам снова принес.
— Ладно, бог с ним, с чаем. Я сейчас почту занесу и пойдем. Хорошо?
Смерть немного поколебалась, но потом все же кивнула.
Через пару минут старик снова зашел в дом, держа в руках письмо.
— Прочитать то можно?
— Да читайте уже быстрее. Времени нет.
— Может быть вы сами? — дед протянул руку с письмом.
— Я сказала — читайте! — смерть раздраженно сверкнула глазами.
Старик присел на стул и аккуратно оторвал краешек конверта и нацепил на нос старенькие очки.
— Вслух?
Женщина уже еле сдерживалась, чтобы не закричать.
— Ладно, не нервничай, читаю.
— Быстрее.
— «Здравствуй, папа! Извини, что так долго тебе не писала. Не было времени, да и почта в нашем поселке работает с перебоями. Как твое здоровье? Надеюсь, что все хорошо. Сейчас много работы, но я обязательно найду время и деньги, чтобы приехать к тебе в гости хотя бы на выходные. Мы все очень скучаем по тебе! И нам очень тебя не хватает. Но ничего, я уверена, что мы скоро увидимся. Алешка, твой внук, уже перешел в девятый…»
— Это пропускайте, — смерть сжала зубы, — что там в конце?
Старик перевернул листок и продолжил читать.
— «Знай, что мы очень любим тебя! Не болей! До скорой встречи! Твоя любящая дочь.»
В доме снова воцарилась тишина. Смерть сидела и задумчиво смотрела на письмо в руках старика.
— Дайте конверт.
— Пожалуйста, — улыбнулся глазами дед и протянул его женщине.
Та взяла его в руки, покрутила во все стороны и положила на стол.
— Выходит, что вы не один? Значит, ваши дети совсем о вас не забыли? Почему же у меня совсем другие данные?
— Бывает, — заметил дед, — ошибки везде случаются.
— Хм… Ну что ж… В таком случае, прошу прощения. Я перепроверю свои источники. Извините за беспокойство.
Смерть еще раз подозрительно посмотрела на письмо и вышла из дома.
— Вот как читать научишься, так и придешь за мной. Тоже мне… Данные у нее не сходятся, — старик рассмеялся и смахнул муху с подоконника.

***
— Здравствуйте, можно письмо отправить? — он подошел к стойке и протянул запечатанный конверт.
— Здравствуйте. А, это снова вы… Давайте.
— Ага, спасибо, — дед развернулся и направился к выходу. Уже в дверях он столкнулся с невысокой женщиной. Их взгляды встретились. Ничего не сказав, она подошла к стойке и достала из сумки кошелек.
— Мне, пожалуйста, азбуку или букварь. Есть у вас? Внучок просто в школу идет…
В отделении почты уже давно привыкли к этому странному старику, который каждые три дня отправлял новое письмо самому себе, на свой же адрес, а вот женщину, которая пришла за букварем, они видели впервые.

© ЧеширКо
Tags: Лучшее, Рассказы, ЧеширКо
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment